Пьеса К. М. Миклашевского "Последний буржуй, или Музей старого строя"



К. Миклашевский


ПОСЛЕДНИЙ БУРЖУЙ, ИЛИ МУЗЕЙ СТАРОГО СТРОЯ


Буффонада в 2-х действиях


Представлена в первый раз в Петербурге в Театре Народной Комедии 7- го июля 1920 г. (Текст записан после 12-го представления)


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА



Эраст Излишин, буржуй.

Меркурий, лакей

Штифель (он же - спекулянт), Ревунов (он же - алкоголик), Кирочный (он же - комиссар жилищного отдела) - шайка громил.

Бывший Городовой (он же - преступник), Амплитуда (он же - нищий), Сивачев (он же - тибетский врач) - шайка громил.

Девица.

Коммунальный Врач.

Маски и жонглеры.

Милиционеры.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ



      Сцена представляет комнату в богатой квартире. Много мебели, картин, бронзы и фарфора, сундуки и шкатулки. Теснота и беспорядок. Видно, что в эту комнату со всей квартиры снесли все самое лучшее. Висят две люстры. Посреди сцены (ближе к рампе) стоит богатая кровать, изголовьем от зрителя. Чтобы не закрывать актера, кровать имеет лишь одну спинку (у изголовья).


Е.П.Якунина. Эскиз декорации 3 картины к спектаклю "Последний буржуй, или Музей старого строя"
по пьесе К.М.Миклашевского . Театр "Народная комедия". Режиссер К.М.Миклашевский. 1920 г.
Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.


Буржуй (за сценой). Извините, вы не имеете права.

Голос. Знать ничего не хочу. И чтобы вы больше ко мне не стучали.

Буржуй. Не имеете права. Я имеют право брать у вас воду, раз у меня нет. Был такой декрет.

Входит. (В публику.) Ведь был такой декрет?

        Буржуй ходит по комнате, не находя пустого места, куда бы поставить ведро. Наконец, он снимает бронзовую статую и ставит на ее место ведро. Ходит по комнате со статуей.

Буржуй. Черт знает, какая теснота!

        Снимает фарфоровую вазу и ставит на ее место бронзу. Мечется по комнате с фарфоровой вазой. Наконец, ставит ее на место, где было ведро, и с ведром в руках беспомощно останавливается. Взбирается на табурет и подвешивает ведро под люстру. Изнеможенный и взволнованный садится на постель.

Буржуй. Я не имею права брать воду! Зачем тогда декреты писать? И так - скоро три года. Здоровье испорчено навсегда. Нервы, сердце, не могу ничего есть. (Щупает пульс на одной руке). Сорок два... Гм! (Щупает пульс на другой руке.) Сто семьдесят четыре! Что же это? Сорок два да сто семьдесят четыре - двести шестнадцать! Этак я долго не протяну.

        Высовывает язык. Старается посмотреть в зеркало, но зеркало подвешено слишком высоко. Старается высунуть язык как можно больше и косит глазами. Старается вытянуть язык пальцами.

Буржуй. (В публику.) Белый у меня язык? Надо принять лекарство. (Принимает. Ставит себе градусник.) Нет, без прислуги совсем невозможно, а извольте-ка нанять человека. Оберет и обокрадет последнее добро. Есть, правда, один человек. Он - бывший городовой. Обещал привести надежного лакея. Я думаю, он плохого не порекомендует. (Смотрит на градусник.) Шесть градусов мороза! Что же это! (Неистово трясет градусник и согревает себя движениями.)

        Звонок. Буржуй идет открывать. За сценой голоса.

Буржуй. Куда столько? Зачем столько? Не надо. Мне только одного.

        Входит Бывший Городовой, Штифель, Ревунов, Кирочный, Амплитуда, Сивачев, Меркурий и Девица, одетая горничной. Буржуй отводит Городового в сторону.

Буржуй. Почему столько народу? Мне - одного.

Бывший Городовой. На выбор, ваше превосходительство.

Буржуй. Вот что, братцы, я возьму того из вас, у кого самые солидные письменные рекомендации.

        Пришедшие с недовольным видом шарят у себя в карманах.

Буржуй. (Городовому.) Я ужасно боюсь, как бы меня не обокрали. Если б вы знали, какая это обуза - иметь в настоящее время хорошую обстановку!

Бывший Городовой. Ваше превосходительство, зачем вам все это? Продать нельзя. Поступили бы на советскую службу. Отвели бы вам помещение. Ни о чем бы вы не думали...

Буржуй. Что вы, что вы! А священное право собственности, а ответственность перед потомством, перед детьми!

Бывший Городовой. А у вас и дети есть?

Буржуй. Нет, я холостяк... а все-таки.

Сивачев. Неужели вам одного лакея достаточно? Помилуйте... Возьмите всех нас.

Буржуй. Не могу. Не те времена. Эх, было у меня когда-то четыре лакея... Ну, да что говорить. (Штифелю.) У вас письменные рекомендации есть?

Штифель. Пожалуйте, гражданин.

Буржуй (Городовому). Гражданин... это уже мне не нравится...

Бывший Городовой. Дурная привычка, ваше превосходительство.

Буржуй (читает). "Служил два года в зале Марцынкевича, на Фонтанке". Позвольте. Да это так называемая танцулька Марцынкевича! Притон! Не годится. (Возвращает рекомендацию.) У вас?

Ревунов. Пожалуйте, ваше благородие.

Буржуй. Благородие... уже лучше.

Бывший Городовой. Образованный слуга.

Буржуй (читает). "Амалия Какао-Бутер сим рекомендует Акима Ревунова. Служил в ее пансионе, что на углу Разъезжей и Глазовой...". Амалия... помню, помню... позвольте, я и вас как будто припоминаю. Вы стояли там, на втором этаже...

Ревунов. Так точно, ваше благородие.

Буржуй. Помню. Вы парень сильный.

Ревунов. Ежели надо кого в квартиру не допустить, то я могу.

Буржуй. Охотно верю, но не подойдет. Еще кто-нибудь из знакомых вас узнает. Неудобно.

Бывший Городовой. Ваше превосходительство, возьмите меня.

Буржуй. Вас?

Бывший Городовой. Так точно, меня.

Буржуй. Конечно, городовой - это почтенная личность. Полиция блаженной памяти царского режима - это священный институт, опора и защита государства, общества, семьи и личности (в публику), а все-таки я не так глуп, чтобы пустить к себе в дом полицейского. Нет! (Городовому.) Я подумаю. (Амплитуде.) У вас?

Амплитуда. Я рекомендации потерял.

Буржуй. Что делать. Без рекомендаций не могу. (Сивачеву.) У вас?

Сивачев. У меня все документы украли...

Буржуй. Не подойдет. Не могу. Следующий?

Сивачев. Помилуйте. Верой и правдой...

Буржуй. Письменные рекомендации необходимы. Следующий?

Кирочный. Пожалуйте, ваше высокоблагородие.

Буржуй. Высокоблагородие...

Бывший Городовой. Образованный слуга, ваше превосходительство.

Буржуй (читает). "Иван Кирочный успешно истреблял в моих амбарах крыс и мышей..." Позвольте, мне нужен слуга, а не истребитель насекомых. Клопов на мне, слава богу, нет. (Хватается за живот.) Я сейчас приду. (Хочет идти.)

Кирочный. Рекомендацию-то, ваше высокоблагородие, верните!

Буржуй (останавливается). Выйду - обокрадут. Не выйду... Нет, надо выйти. (В публику.) Будьте добры, посмотрите, чтобы чего не свистнули. (Спешно уходит.)

        По знаку Меркурия, все бросаются осматривать вещи. Все ощупывают и оценивают. Слышны возгласы: "Мельхиор? - Серебро! - А картинища-то! - Вот это обстановочка!". Меркурий свистом собирает всех вокруг себя.

Меркурий. Ну, шпана, тут есть над чем поработать.

Девица. Миллиона на два!

Меркурий. Больше!

Штифель. Да ведь одному с таким количеством вещей не справиться, а всех вместе он нанимать не хочет.

Меркурий. Не бойся. Если в лакеи попаду я, так все вы здесь будете, и все мы обделаем.

Штифель. Ну! У тебя и письменных рекомендаций-то нет никаких.

Меркурий. Словом, я зря не говорю.

        Кирочный, стоящий у дверей, подает знак, и все быстро становятся на прежние места с невинным видом. Буржуй входит и мимикой спрашивает публику, не взяли ли они чего.

Буржуй. Еще есть кто?

Девица. Быть может, вам, барин, горничная нужна?

Буржуй. О нет, достаточно я от женщин пострадал. Уж лучше - лакея. Еще кто?

Меркурий (делает несколько преувеличенно униженных поклонов). Я, ваше превосходительное высокопреосвященство!

Буржуй. Превосходительное высокопреосвященство... непонятно, но красиво... Как вас зовут?

Меркурий (с видом крайней наивности оглядывается на товарищей). Нас?.. Да по-разному нас зовут...

Буржуй. Нет, именно вас?

Меркурий. Ах, меня? Так бы и сказали уж вы меня, ваше превосходительное высокопреосвященство, на ты, потому как я не привык.

Буржуй (про себя). Кажется, совсем хороший слуга. Славный малый! Как тебя, голубчик, зовут?

Меркурий. Меркурий, ваше высокопревосходительное преосвященство.

Буржуй. Славный малый! Ну, голубчик Меркурий, у тебя, конечно, есть отличные письменные рекомендации?

Меркурий. Нет. Письменных этих совсем нетути.

Буржуй. Как же так?

Меркурий. Даже если и хотят мне давать, просят, и то я их не принимаю.

Буржуй. Но почему же?

Меркурий. Перво-наперво, я неграмотный...

Буржуй. Неужели неграмотный! Вот славный малый! (В публику.) Люблю неграмотных. Все зло от грамоты, и все то, что теперь происходит, все это от того, что больно много грамотных людей развелось. Так ты неграмотный! Вот славный малый!

Меркурий. Неграмотный. Вот и случился со мной такой случай: дали мне письменную рекомендацию, я и пришел наниматься на новое место. Барин посмотрел на рекомендацию, посмотрел на меня, да как заедет мне в физиономию. Что же оказалось? Товарищи над моей неграмотностью подшутили, вместо настоящей рекомендации подсунули мне бумажку, на которой такое написано, что углем на заборе написать стыдно. Ей Богу! Так я теперь письменных рекомендаций хуже огня боюсь.

Буржуй. Так, так. А личные рекомендации есть?

Меркурий. Это - сколько угодно.

Буржуй. От кого именно?

Меркурий. Генерал Ловягин.

Буржуй. Где живет?

Меркурий. А они сейчас на высоких должностях!

Буржуй. Адрес как?

Меркурий. У Врангеля, в Крыму.

Буржуй. Немного далеко. А еще кто?

Меркурий. Князь Бумагин.

Буржуй. О, это солидная рекомендация. Где живет?

Меркурий. Расстрелян. Царство ему небесное.

Буржуй. Царство ему небесное! Может быть, кто есть из петербургских?

Меркурий. Барон Фон-Тан.

Буржуй. Этот в Петербурге?

Меркурий. Как же-с. Это умный человек. Купил царских денег и махнул через Парголово в Финляндию. Однако поймали, и сидит на Гороховой.

Буржуй. Вот неудача. Может, еще кто есть?

Меркурий. Графиня Бутылкина.

Буржуй. Как адрес? Телефон есть?

Меркурий. О, это тонкая особа. Она накопила золота и махнула в Финляндию прямо через Сестрорецк. Однако попалась и сидит в Гороховой.

Бывший Городовой. В доме N 2, ваше превосходительство.

Буржуй. Я хорошо знаю. И больше никого?

Меркурий. Есть. Недумов - бывший министр. О, это такая голова! Такая голова! Накупил бриллиантов и махнул в Финляндию прямо по льду через Финский залив!

Буржуй. Пробрался?!

Меркурий. На Гороховой сидит. Да вы, вашество, зайдите туда справиться.

Бывший Городовой. Впустят.

Буржуй. Нет, уж я лучше не пойду. Ну, да я тебе верю на слово. Вижу, что славный малый. Так я тебя, Меркурий, согласен взять. Сейчас дам тебе маленький задаток. (Идет к столу.) Славный малый!

Меркурий. Ванька! Сейчас же переоденься комиссаром жилищного отдела. Явись сюда, осмотри квартиру и скажи, что во все свободные комнаты будут вселены красноармейцы с семьями.

Кирочный. Есть. (Уходит.)

Буржуй. Вот тебе. Славный малый.

Ревунов. А как же мы-то?

Буржуй. Можете идти. Не надо.

Все. Помилуйте! Даром время теряли! Подметки одни чего стоят!

Меркурий. Прикажите, я их вытурю.

Буржуй. А ну!

        Меркурий подпрыгивает, делает страшное лицо и грозно показывает на дверь. Все быстро уходят.

Буржуй. Славный малый! Ну, Меркурий, завтра разбуди меня ровно в 9 часов.

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. И чтобы был готов самовар.

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. Кроме того, каждый день тщательно обтирай со всех вещей пыль.

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. Но главное, ни до чего не дотрагивайся.

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. Купи у мешочников яиц.

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. Денег хватит?

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. Я спрашиваю, довольно ли денег?

Меркурий. Слушаю-с.

        Звонок. Буржуй вздрагивает. Меркурий, заметив его испуг, сам изображает испуг. 2-й звонок. Буржуй вздрагивает еще сильней. Меркурий ему подражает.

Буржуй. Ужасно боюсь звонков!

Меркурий. Страсти божеские, до чего я ненавижу эти самые колокола!

        Звонят очень сильно.

Буржуй. Чертов звон! Ну, иди!

Меркурий. Прикажете отворить дверь или снять звонок?

Буржуй. Отвори уж.

        Меркурий уходит. Входят Меркурий и Кирочный, одетый комиссаром.

Кирочный. Вы - гражданин Излишин?

Буржуй. Я.

Кирочный. У вас тут по ведомости значится 10 комнат...

Буржуй. Какие десять! Это ошибка! Гораздо меньше!

Кирочный. Сейчас проверим. (Уходит.)

Буржуй. (Меркурию). Иди за ним.

        Меркурий уходит.

Буржуй. Я тоже не дурак. Продал все лишние кровати, все лишние умывальники, оставил всего необходимого по одному. Ну, а на картинах, да на бронзе, да на фарфоровых фигурках спать и умываться неудобно.

        Входят Кирочный и Меркурий.

Кирочный. Ну, конечно, у вас десять комнат.

Буржуй. Уверяю вас, что это одна большая комната, только она разгорожена стенками на десять частей.

Кирочный. Вы мне очки не втирайте. Десять комнат. Одну оставим вам, а в остальные будут вселены 9 красноармейцев с семьями. Счастливо оставаться. (Уходит.)

Буржуй. 9 красноармейцев!

Меркурий. С семьями.

Буржуй. С детьми! Все попереломают... у меня и так сырость, а тут еще маленькие дети!

Меркурий. Ой! Ой! Ой!

Буржуй. Что же делать?

Меркурий. А что, ваше преосвященство, если я вам присоветую способ от этого всего избавиться, чтобы и вы, и ваша квартира остались в полной неприкосновенности.

Буржуй. Господи! Да я тебя озолотил бы!

Меркурий. Слушайте! Социализм нынче повсюду укрепляется...

Буржуй. Ох, укрепляется...

Меркурий. А в нашей стране и вовсе окреп.

Буржуй. Окреп...

Меркурий. Буржуям плохо приходится...

Буржуй. Ой, плохо!

Меркурий. Да и мало их осталось; скоро все вымрут.

Буржуй. Вымрут...

Меркурий. А так как наше правительство очень заботится о сохранении всякой старины, то и буржуя, хотя бы одного, они должны сохранить со всей его обстановкой. Вот вы и подайте прошение в Наркомпросв: я, мол, представитель вымирающей буржуазии, ходатайствую о производстве меня в музейные буржуи и о сохранении меня, вместе со всей моей обстановкой, для назидания потомству.

Буржуй. Меркурий! Да ты золотой человек! Действительно. И я буду обеспечен, и квартира, и обстановка - все останется при мне! Давай бумагу, перо и чернила. (Идет к столу. Пишет.) "Вследствие успешного проведения в жизнь советского режима, буржуазия вымирает, как вымирали некогда зубры в Беловежской пуще. Скоро от нее останется только воспоминание в исторических учебниках. Посему, принимая во внимание бережное отношение власти ко всему старинному и археологическому, прошу меня, Эраста Излишина, как последнего представителя вымирающей буржуазии, объявить народным достоянием и национальной собственностью, и со всей моей квартирой и обстановкой считать неприкосновенной исторической ценностью, на что и выдать мне соответственный мандат".

Меркурий. И паек.

Буржуй. Конечно! И паек. Готовый к услугам гражданин Эраст Излишин. Готово! Немедленно снеси и отдай по принадлежности.

Меркурий. Слушаю-с.

Буржуй. Ну спокойной ночи, голубчик. Так завтра - разбуди в девять.

Меркурий. Спокойной ночи, ваше преподобие.

        Буржуй раздевается. Меркурий разрывает его прошение и бросает в оркестр. Меркурий (в публику). А теперь можно и ответ состряпать! (Уходит.) Музыка играет колыбельную песнь. Буржуй ложится в кровать.

Буржуй. В общем при большевиках не так уж плохо живется. Да и при всяком режиме жить можно, нужно только уметь лавировать и применяться к обстоятельствам. Требуется плавать на животе - плавай на животе. Захотят, чтобы ты на спине поплавал, - сумей перевернуться на спину, и все будет отлично. Да... сегодня, я засну мирным и спокойным сном!

Занавес


ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ



        Та же обстановка. Буржуй спит. Музыка играет колыбельную песнь. Часы звонят десять. Буржуй просыпается и смотрит на часы. Музыка прерывается.

Буржуй. Десять часов! Что ж он меня не разбудил. Меркурий! (Начинает одеваться.) Меркурий! (Звонит, потом берет второй звонок и звонит обоими одновременно.) Меркурий! Меркурий! Динь, динь, динь! Динь, динь, динь! Меркурий!

        Появляется Меркурий - заспанный.

Буржуй. Что за безобразие! Неужели мне надо звонить полчаса, чтобы ты пришел меня разбудить?

Меркурий. Ваше священство, разрешите вас разбудить через полчаса.

Буржуй. Нет, сейчас.

Меркурий. Я еще не побрился и не попил чайку.

Буржуй. Сейчас.

Меркурий (трясет его). Ну, вставайте!

Буржуй. Да я не сплю! Мне не нужен такой слуга. (Ищет подтяжки, которые висят у него за спиной.)

Меркурий. Должно быть, барин, подтяжки ищете?

Буржуй. Подтяжки. Откуда ты знаешь?

Меркурий. Я все знаю. Прикажете подать?

Буржуй. Да нет их нигде. (Продолжает искать. Меркурий незаметно отстегивает подтяжки с его спины и подает ему.)

Буржуй. Нашел? Молодец!

Меркурий. Рад стараться! Там, барин, ответ пришел из Наркомпросва.

Буржуй. Что же ты не говоришь. Давай скорей.

Меркурий. Пожалуйте. (Буржуй садится на кровать и читает.) "Комиссия наркомпроса, в заседании от... рассмотрев проект гражданина Излишина и выслушав мнение представителя комиссии по охране памятников искусства и старины, постановила: проект одобрить и провести его в жизнь, толкуя его смысл расширительно, а именно: так как в социалистической республике кроме буржуазии должны вымереть также спекуляция, преступность, проституция, алкоголизм и нищенство, то наркомпрос постановил: вселить в квартиру гражданина Излишина одного спекулянта, одного уголовного преступника, одну проститутку, одного алкоголика и одного нищего. Образованный музей назвать музеем старого строя и открыть его для бесплатного посещения публики три раза в неделю от 11-ти до 4-х".

Буржуй. Меркурий! Что же ты наделал! Что посоветовал? Что за компания! Все поломают, все растаскают, публика будет все руками трогать, даже - меня самого!

Меркурий. Вы не беспокойтесь, мы вокруг вас веревочку протянем и повесим надпись: "Просят руками не трогать. Старина. Может рассыпаться".

        Звонок. Буржуй пугается. Меркурий также изображает испуг. После каждого звонка они пугаются все больше и больше.

Буржуй. Ну, иди же, отворяй! Я не могу слышать этого звонка! Меркурий идет и возвращается.

Меркурий. Вашество, прикажете открыть дверь или снять со стены звонок?

Буржуй. Отвори уж.

        Меркурий приносит визитную карточку.

Буржуй (читает). "Макс Штифель, член консорциума для снабжения всех государств снарядами и протезами. Секретарь общества любителей крупных дивидентов". Гм... если этого хотят вселить, так я, пожалуй, еще сумею с ним сговориться... Проси.

        Входит Штифель. У него в руках записная книжка, в которую он непрерывно что-то записывает, вырывает листики, бросает их на пол и снова что-то вписывает.

Штифель. Четыреста двадцать и тридцать девять, да расчет из двадцати процентов годовых... так... куртаж - тридцать пять... Итого, за каждый вагон...

Буржуй. Чем могу служить?

Штифель. Селитра-франко Петроград... Вы - господин Излишин?

Буржуй. Господин Излишин - это я.

        Штифель сует ему записку.

Буржуй. Ах, мандат о вселении... Прошу садиться.

Штифель (указывая на Меркурия). Кто это?

Буржуй. Это мой лакей.

Штифель. Пусть он выйдет.

Буржуй. Меркурий, выйди на минутку на кухню.

        Меркурий уходит.

Штифель. Вы уже знаете?

Буржуй. Что?

Штифель. Вы слыхали?

Буржуй. Нет.

Штифель. Они ушли!

Буржуй. Кто они?

Штифель. Власти, коммунисты ушли вчера.

Буржуй. Что вы рассказываете! У меня не далее как вчера здесь был комиссар...

Штифель. Значит, уходят сегодня или завтра. Доказательства неоспоримые. В нашем доме жил помощник комиссара. Вчера вечером он вышел из дому...

Буржуй. Ну и что?

Штифель. Нет, вы слушайте дальше: вышел с чемоданом...

Буржуй. Ну?

Штифель. И ушел в неизвестном направлении. Словом, они уходят. Вывод - продавайте драгоценности и покупайте дома. Хотите, я продам дом пятиэтажный, на углу Тверской и Мясницкой. 1

Буржуй. Нет, дом сейчас трудно отопить. Покупать дрова ужасно накладно.

Штифель. Накладная на дрова? Есть. Даю. Три вагона дров. Стоят на станции Клин-товарская. Берете?

Буржуй. Нет, я только хочу сказать, что зимой в комнатах температура понижается...

Штифель. Если понижается, сумейте вовремя продать.

Буржуй. Вы меня не понимаете, зимой в комнатах ужасно холодно, и только весной температура повышается...

Штифель. Если повышается, конечно покупайте!

Буржуй. Я только хочу сказать, что с удовольствием поехал бы на юг. Взял бы своего слугу Меркурия и поехал на Кавказ...

Штифель. Кавказ и Меркурий? Даю тридцать. Хорошая бумажка. Я на ней когда-то хорошо хватил. О, это был боевой день! Нужно побывать на бирже, чтобы понять, какое это увлекательное и захватывающее дух завоевание культуры. Так и тогда: с утра - на бирже бездеятельно, даже вяло. Приезжает Манташев в клетчатых брюках. Зная его привычки, мы, конечно, приняли это за бурное предзнаменование. Но вот, кто-то пустил слух, что северный консорциум скупает контрольные пакеты. Кулисса насторожилась, засновали маклера. Уже стали воздерживаться от сделок на ультимо и даже на медио. Начались сделки с премией, ликвидационные курсы заколебались. После минуты сравнительного затишья сдвинулась с мертвой точки вся группа нефтяных. За ней дрогнули пароходные. Лианозов поручил мне демонстративно реализовать Кавказ по 1200 касса и одновременно скупать, скупать и скупать. Конечно, профессиональная этика не позволяла мне говорить правду, но все же Абель-сон догадался и, войдя в блок с бланкистами, выдвинул сделки на разность. Конечно, такой вандельгешефт вызвал рюкпремии и стеллаж. Репортеры и депортеры обвинили гофмаклера в устройстве шванца. В связи с телеграммой из Стокгольма и арбитражем, Кавказ называли уже 1500 - продавцы. На реализациях - осечка. У онколистов не хватило выдержки, срочные сделки с консолями сделаны были фикс. Бланкисты завопили, что это ажиотаж. Кулисса ринулась, банки поддержали, мелкие держатели лопнули. В результате общий взлет по всей линии, и я на одних маклерских заработал до полумиллиона. Да - это было время!

        В течение предыдущего монолога Штифель увлекается все больше и больше. Буржуй сначала подает знаки нетерпения, затем, заткнув уши, зовет Меркурия. Они оба стараются его остановить. Наконец Меркурий кричит ему в ухо.

Меркурий. Там, на кухне, баба пришла! Валок сахара принесла!

Штифель (очнувшись). Валок сахара? Где?

Меркурий. Пожалуйте, сюда. (Уводит его.)

        Под сценой стук, открывается люк и из него на сцену летят кирпичи.

Буржуй. Меркурий! Что это такое?

Меркурий. Дом ломают наверно на дрова!

Буржуй. Дом ведь каменный...

        Из люка вылезает Бывший Городовой, в костюме апаша, с потайным фонарем, киркой, револьвером, ножом, отмычками, бомбой и т. д.

Бывший Городовой. Руки вверх! (Подходит к до смерти перепуганному буржую и сует ему бумажку. Не смея опустить рук, буржуй читает бумажку, держа ее над головой.)

Буржуй. Что такое? Мандат о вселении? Так какого черта вы ломали пол? Разве не проще было войти через дверь?

Бывший Городовой. Я - профессиональный взломщик и считаю ниже своего достоинства входить куда-либо через дверь.

Буржуй. Прошу садиться. (Идет через сцену, все время с опаской оборачиваясь на преступника. Они садятся. Преступник все время подвигается к буржую поближе, а буржуй отстраняется от него, пересаживаясь со стула на стул.)

Буржуй. Так вы - взломщик?

Бывший Городовой. Я не только взломщик. Наша профессия имеет до двухсот подразделений: убийцы предприниматели и убийцы наемные, налетчики, бродяги, арапы и шулера, воры мокрые и воры сухие, насильники, растлители, взломщики, фомщики, маравихеры, укрыватели, вымогатели, шантажисты, воры вокзальные, трамвайники, пароходники, гардеробники, карманники, куротяпники, магазинники и много других. Кроме того, мы принимаем к себе без баллотировки всех без исключения профессиональных спекулянтов. Был поднят вопрос о том, чтобы вселить к вам по одному от каждого подотдела, но остановились на мне одном, объединяющем все преступления и имеющем самый солидный каторжный ценз.

Буржуй. Вы, вероятно, хороший техник своего дела.

Бывший Городовой. О, замечательный! Скажите, этот стол заперт?

Буржуй. Заперт.

        Бывший Городовой открывает стол.

Буржуй. Замечательно!

Бывший Городовой. А теперь скажите мне, который час?

        Буржуй ищет во всех карманах и не находит часы.

Бывший Городовой. Не беспокойтесь! (Вынимает из своего кармана часы.) Без четверти двенадцать.

Буржуй. Да это мои часы!

Бывший Городовой. Ваши.

Буржуй. Замечательно ловко, но не особенно для меня выгодно.

Бывший Городовой. Не беспокойтесь, я у своих не беру. Ведь мы теперь с вами соседи и, я надеюсь, - друзья. (Возвращает ему часы.)

Буржуй. Благодарю вас! Меркурий, покажи ему самую лучшую комнату. Меркурий. Ваша комната вот здесь рядом. Будете ломать стенку?

Бывший Городовой. Ломать! (Замахивается киркой.)

Буржуй. Нет, ради Бога, нельзя ли через дверь!

        Бывшего Городового уводят через дверь. Звонок.

Буржуй. Звонят.

Меркурий. Звонят.

Буржуй. Ну?

Меркурий. Наверно, завтра праздник.

Буржуй. Да нет, звонят в передней.

Меркурий. А! (Идет отворять.)

        Проститутка и Ревунов, загримированный алкоголиком, входят, напевая веселую песенку.

Буржуй. Чем могу служить?

Проститутка. Вы Эраст Излишин?

Буржуй. Я.

        Проститутка. Мы к вам вселяемся.

Ревунов. Обязательно!

Буржуй. Прошу садиться. И мандатик у вас есть?

Проститутка. Как же! Раз, два, три, четыре, пять, мужчины - не зевать! (Поднимает юбку и вынимает бумажку из чулка.)

Буржуй. Так... А у вас - имеется?

Ревунов. Обязательно. (Отдает мандат.)

Буржуй. Что ж, я очень рад, но должен предупредить, что во всей квартире имеется только одна вот эта вот моя кровать.

Проститутка. Ничего, потеснимся. В тесноте, да не в обиде. Ничего постелька, мягкая. Вот только одеяло бы поцветистее... Эх-ма... Гражданин, дайте понюшку.

Буржуй. У меня табаку нет.

Проститутка. Хе, хе, хе, да не табаку!

Ревунов. Кокаиньчику... Обязательно...

Проститутка. Ну, давай, раскошеливайся.

Ревунов. Обязательно...

        Они пристают к Излишину.

Буржуй. Меркурий... Право же, у меня нет... Меркурий! Покажи им комнату.

        Меркурий, взяв их под руки, уводит. Буржуй. Ужасно... у меня уже начинается мигрень...

Звонок. Буржуй. Опять!

        Входит Амплитуда, одетый нищим, весь искалеченный, на костылях и в синих очках. Проходя через сцену, он опрокидывает столик с фарфором.

Буржуй. Куда? Осторожно! Разве вы не видите! Да он слепой. Стойте! Остановитесь! И глухой вдобавок. (Останавливает его руками.) Осторожно! Куда вы прете? Он кажется немой. Меркурий, что же делать? Он будет тыкаться повсюду, все переломает. Я согласен ему платить, лишь бы он сидел на месте.

        Амплитуда неожиданно выпрямляется, бросает костыли и снимает очки.

Амплитуда. А сколько вы дадите?

Буржуй. Так вы не слепой?

Амплитуда. Отлично вижу.

Буржуй. И не глухой?

Амплитуда. Ничуть.

Буржуй. И не немой?

Амплитуда. Нисколько. Я член акционерного общества симулянтов. Выгодная профессия. И на трамвай с передней площадки пускают. Я еще и не таких калек изображать умею. ( Показывает различные виды телесного изуродования. Желательно, чтобы эту роль играл акробат, из числа так называемых "человеков без костей". ) Желаете, я и вас научить могу. (Пригибает голову Буржуя к коленям.)

Буржуй. Ради Бога! Меркурий! Не надо! Уведи его.

Меркурий. Пожалуйте! (Уводит Амплитуду.)

Буржуй. Меркурий! Этак я не проживу и месяца. У меня голова кругом идет. Позови доктора. Здесь, на нашей лестнице, живет коммунальный врач.

Меркурий. Слушаю-с. (Уходит.)

Буржуй. Пусть хоть свидетельство даст... Наверно, успели что-нибудь свистнуть. (Запирает ящик, вскрытый преступником. Пристально всматривается в даму из публики.) Позвольте, какая это у вас брошь? Да ведь это моя. Вы купили краденую вещь! Ну, конечно, моя... ах, нет, кажется, не моя... Немного иная форма... Простите великодушно!

        Входит Коммунальный Врач.

Коммунальный Врач. Имею честь кланяться. На что жалуетесь?

Буржуй. Да, вот, у меня печень... сердце... почки... легкие... желудок... пульс ужасный, не правда ли? А главное, полное отсутствие аппетита.

Коммунальный Врач. Скажите, вы чем занимаетесь?

Буржуй. Я? Да собственно... вот... квартиру охраняю...

Коммунальный Врач. Но вы где-нибудь служите?

Буржуй. Как же мне служить? Я не могу отлучиться. Все обворуют...

Коммунальный Врач. А гулять-то вы ходите?

Буржуй. По квартире гуляю. Вещи проверяю.

Коммунальный Врач. Ну, знаете, серьезного у вас ничего нет. Легкая атония и неврастения на почве безделья. Работайте, и все будет хорошо. Организм у вас совершенно здоровый.

Буржуй (разочарованный). Неужели здоровый?

Коммунальный Врач. Здоровый. Имею честь кланяться.

Буржуй. Рецептик хоть какой-нибудь напишите.

Коммунальный Врач. Да зачем здоровому человеку лекарства принимать. Я сказал, какое вам нужно лекарство.

Буржуй. Какой же я здоровый! А отсутствие аппетита? Хоть бутылочку вина пропишите.

Коммунальный Врач. Ну извольте; рецепт я вам напишу. (Идет к столу и пишет.)

Буржуй. А это в каждой аптеке заказать можно?

Коммунальный Врач. В любой аптеке. А то можно и в аптеку не посылать, а просто повесить у себя над кроватью. (Подает ему рецепт.)

Буржуй (читает). "Кто не работает, тот не ест". Да ведь это политический плакат!

Коммунальный Врач. У нас в медицине то же самое: "Кто работает, тот ест, а кто ленится, у того и аппетита нет". Так вы уж меня, пожалуйста, больше по пустякам не беспокойте. Вы совершенно здоровы. (Уходит.)

Буржуй. Я здоров! Нет, каково, Меркурий, это я-то здоров! (В публику.) Я здоров! Нет, не надо мне таких шарлатанов. Меркурий, немедленно приведи мне самого лучшего доктора.

Меркурий. Есть тут неподалеку врач замечательный! Тибетский! Травами лечит. Самого Распутина лечил. Поразительный врач. У него своя секретная система.

Буржуй. Ну, позови, только поскорей. Скажи, к серьезному больному.

Меркурий. Иду. (Уходит.)

        За сценой шум. Врываются Штифель, Ревунов, Бывший Городовой, Амплитуда и Проститутка с криками "Это невозможно! Это он выдумал! Мы не согласны!". Они обступают Буржуя.

Буржуй. Погодите. Не все разом. Пусть один говорит.

Штифель. Так продолжаться не может. Вы - буржуй. Ваша профессия - бездельничать, и тем, что вы посажены в стенки своего музея, вы ничего не потеряли, но мы, мы потеряли самих себя. Я, например, я не привык бездельничать. Мне не с кем делать дела. В моей профессии, если я даю, надо, чтобы кто-нибудь брал.

Проститутка. В моей профессии - то же самое.

Бывший Городовой. А мне не у кого брать!

Проститутка. У кого мне милостыню просить?

Штифель. Пойдем жаловаться. Пусть отменят.

Все. Пойдем! Все вместе пойдем! (Они тащат буржуя за собой. Он с трудом вырывается.)

Ревунов. Ежели я музейный алкоголик, так давай мне спирту в пропорции, а так я не согласен!

        Все, кроме Буржуя, уходят. Буржуй со стонами ложится на постель. Входит Меркурий.

Меркурий. Приехал, приехал тибетский врач, в карете, на четверке, цугом!

Буржуй. Пусть войдет.

Меркурий. Он без музыки никак не согласен войти.

Буржуй. Пусть играет музыка.

Меркурий. Музыка!

        Музыка играет экзотический марш. Меркурий уходит. Торжественно входит Сивачев в напыщенном китайском костюме. У него в руках стальная трубка, длиною аршина два, и молоток. Музыка умолкает.

Буржуй (лежа). Очень рад, что вы пришли. Один доктор сказал, что я здоров...

        Сивачев говорит тираду по-китайски.

Буржуй. Меркурий, он только по-китайски и умеет?

Меркурий. Никак нет-с. Если ему что подарить, то он, может быть, согласится говорить на другом языке.

Буржуй. Ну, подари ему вот эту вазу.

        Меркурий подносит ему вазу.

Меркурий. Нельзя ли говорить не по-китайски?

Буржуй. Я совсем не здоров. Я очень болен...

Сивачев (приняв вазу).

Aurea prima sata est aetas, quae vindice nullo,

Sponte sua, sine lege fidem rectumque colebat... 2

Буржуй. Я латынь забыл. Нельзя ли по-русски?

Меркурий. Мы ему подарим вот этот кубок. Вот, пожалуйте, но просим вас говорить по-русски.

Сивачев (приняв кубок, на чисто русском наречии). Оно трудно, но можно.

Буржуй. Очень рад. Видите ли, у меня печень...

Сивачев. Молчите!

Буржуй. Сердце...

Сивачев. Молчите!

Буржуй. Легкие.

Сивачев. Молчите, говорю вам. Это прежние доктора расспрашивали больного о его болезнях. Мне этого не нужно. Совсем не трудно, узнав от больного, что у него болит живот, объявить ему, что у него болезнь желудка. Нет. Я сам вижу сразу, что у кого болит. Мне не надо расспрашивать больного. Потому-то я лечу с одинаковым успехом и людей, и обезьян, и свиней, и всех прочих животных.

Буржуй. Меркурий, ты, кажется, привел по ошибке ветеринара.

Меркурий. Не беспокойтесь, вашество. Знаменитость!

Буржуй. В таком случае, пожалуйста, выслушайте меня.

Сивачев. Встаньте!

Буржуй. Как?

Сивачев (громким голосом). Встаньте!

        Буржуй вскакивает с кровати. Сивачев небрежно разваливается на его месте.

Сивачев. Это прежние доктора выслушивали пациента в лежачем положении. Мы - доктора востока - делаем наоборот. Мы ложимся, это помогает нам сосредоточиться, а пациент должен стоять, и я никогда не соглашусь начать лечение такого пациента, который не способен при одном моем появлении встать с постели и вытянуться в струнку.

        Сивачев выслушивает его сквозь длинную трубку и постукивает по ней молотком.

Сивачев. Повернитесь.

        Буржуй поворачивается к нему спиной. Сивачев, продолжая лежать, сильно ударяет его ногой в спину.

Сивачев. Здесь больно?

Буржуй. Очень больно.

Сивачев. Вот видите! И какой дурак сказал вам, что вы здоровы? Вы больны, и больны очень серьезно, почти неизлечимо. Ваше счастье, что вы вовремя обратились ко мне. У вас... во-первых... острая вобла в желудке... во-вторых... пшенник в печени... и, наконец, сердечные тоны!

Буржуй (обрадованный). Ну вот видите! Я говорил, что я серьезно болен. А что такое сердечные тоны?

Сивачев. Сердечные тоны, это тоны сердца. Впрочем, объяснять вам было бы долго. Я вам покажу на примере.

        Сивачев тыкает буржуя трубкой в область сердца. Меркурий за его спиной выводит звуки на дудочке.

Сивачев. Слышите?

Буржуй. Действительно, тоны!

Сивачев. К счастью, все это излечимо. Я вам дам пилюли, прямо-таки чудодейственные. Вы их примете на ночь и тотчас ляжете в постель. Ночью у вас начнутся кошмары. Вы будете видеть привидения, галлюцинации и призраки. Вас будет трясти лихорадка. Не обращайте внимания ни на что, терпите и лежите до утра. Утром вы будете совершенно здоровы и бодры, как юноша. Но главное, что бы вам ни показалось, не вставайте с постели, так как это грозит смертью!

Буржуй. Понимаю.

        Сивачев протягивает руку. Буржуй дает деньги. Сивачев дает ему пилюли.

Сивачев. Инструменты! (Меркурий подает.) Вещи! (Меркурий дает ему его подарки.) Музыка! (Музыка играет марш. Сивачев торжественно удаляется.)

Буржуй. Вот это врач! Вот это я понимаю! Как он ловко угадал мои болезни! Благодарю тебя, Меркурий.

        Буржуй принимает пилюли и начинает раздеваться. Музыка играет колыбельную песнь.

Меркурий. Спокойной ночи, ваше священство!

Буржуй. Спокойной ночи!

        Меркурий уходит. Когда Буржуй лег, Меркурий вбегает, делает прыжок через кровать и быстро убегает в другую сторону.

Буржуй (перепуганный). Меркурий! Меркурий!

        Меркурий вновь появляется со стороны, противоположной той, куда он убежал. Куртка его расстегнута и вид заспанный.

Буржуй. Меркурий, что ты, с ума сошел? Чего ты прыгаешь?

Меркурий. Кто прыгает?

Буржуй. Чего ты через меня прыгал?

Меркурий. Я?.. Да что вы, смеетесь? Нет уж, вы сделайте милость. Днем я к вашим услугам, а ночью вы меня не тревожьте, а то я и в союз пожаловаться могу.

        Уходит. Опять звучит колыбельная песнь. Вновь вбегает Меркурий, вскакивает на кровать, толкает буржуя ногами и быстро исчезает за сценой.

Буржуй (в ужасе вскакивает с кровати). Меркурий! Мерку... Мерку... Меркурий!

        Меркурий входит, полураздетый и зевая.

Меркурий. Да что вы меня тревожите! Я спать хочу...

Буржуй. Ты опять прыгал! Ногами меня тыкал!

Меркурий. Да что вы, барин... Ах! Понимаю! Пилюли! Это вам чудится!

Буржуй. Действительно, пилюли! А я, дурак, с постели вскочил! Ведь это грозит смертью! Как же быть? Ведь я опять вскочить могу!

Меркурий. Разрешите вас привязать к кровати. Тогда уж не вскочите.

Буржуй. Это идея! Привяжи, голубчик.

        Меркурий привязывает Буржуя, желает ему спокойной ночи, уходит и тотчас возвращается на цыпочках и подает знак. Выходит первый призрак в саване. На тонкой деревянной палке надет череп с трубкой в зубах. На черепе - царская корона, на саване - георгиевский крест, а вместо эполет растопыренные костлявые пальцы. Призрак становится у изголовья. Музыка во время всей сцены кошмара играет в таинственных тонах. Меркурий подает второй знак. Выходят второй и третий призраки и становятся у авансцены по обеим сторонам. 2-й призрак представляют два исполнителя, из коих один сидит на плечах у другого. На верхнем одета длинная русская рубаха, закрывающая нижнего до пояса. Рукава сшиты косо; верхний продевает правую руку в рукав, нижний - левую. Получившийся таким образом длинный мужчина, загримированный страшным пьяницей, играет на гармонике и приплясывает. 3-й призрак представляют женщина и мужчина. Женщина сидит на плечах у мужчины, на ней костюм балерины, рюшем прикрывающий нижнего до пояса. На нижнем одето балетное трико. Получившаяся таким образом длинная, нескладная балерина танцует. Музыка играет таинственную примитивную польку. Странно приплясывая, выходят друг за другом Меркурий, Штифель, Ревунов, Кирочный, Бывший Городовой, Сивачев и Девица. С ужимками и прыжками они забирают со сцены кое-какую бутафорию и уносят. Уйдя за сцену, они пронзительно вскрикивают и снова выбегают назад. Оглядываясь и изображая крайний испуг, они прячутся куда попало. Исполнители из акробатов, появившись на сцену и якобы убегая от каких-то призраков, делают сальто-мортале через кровать буржуя. С той же стороны появляется 4-й призрак, изображаемый двумя исполнителями, из коих один сидит на плечах у другого, держит руки вытянутыми над головой и в руках держит бутафорскую голову, которая все время разевает страшную пасть, двигая нижней челюстью. Обойдя вокруг кровати, призрак удаляется. Появляется 5-й призрак - человек на ходулях и с палками в руках. Ходули и палки прикрыты длинными штанами и длинными рукавами, что дает впечатление очень длинных рук и ног. На призраке - длинная конусообразная маска, что еще удлиняет его фигуру, достигающую до самих падуг. Призрак ведет за руки двух маленьких, низенького роста детей, одетых в толщинки и с широкими масками. Указав на буржуя, призрак кричит: "Вот ваш папа!". С криками "Папа пий! Папа пий!" дети кидаются на буржуя и тормошат его, после чего призрак с детьми удаляется. Появляется 6-й призрак - акробат, идущий на руках, одетый в трико и имеющий на каждой ноге по птичьей голове, а на голове - длинный фантастический парик, свисающий наподобие птичьего хвоста. Люстры убираются в колосники и на их месте опускаются на люльках пара жонглеров, жонглирующих через постель буржуя горящими факелами. (Если появление жонглеров из колосников огнеопасно, то они выбегают из-за кулис.) Вновь появляются 4-й, 5-й и 6-й призраки. (1-й, 2- й и 3-й все время оставались на сцене.) Громилы уносят всю бутафорию, все картины и всю мебель. Подняв буржуя на простыне, они его качают, а кровать тоже уносят. По свистку Меркурия Буржуя сразу опускают на землю, и все убегают. Музыка внезапно умолкает. На совершенно пустой сцене сидит на полу на одной простыне полумертвый от страху Буржуй. Из его вещей ему оставлена только ночная ваза. Как ни в чем не бывало, входит Меркурий, увидя, что все пусто, он изображает самое искреннее изумление.

Меркурий. Ваше преподобие, никак вы на дачу переезжаете!.. Ничего не осталось?

Буржуй (указывая на горшок). Нет, осталось вот это.

Меркурий (в публику). Надо непременно узнать, удалось ли вместе с мебелью унести и драгоценности. (Буржую.) Вашество, на что ж вы теперь будете жить? На советскую службу поступите?

Буржуй. Ну нет, я еще могу продержаться.

Меркурий. Быть может, у вас есть драгоценности?

        Буржуй, указывая на публику, делает ему знаки молчать.

Меркурий. Значит, остались при нем драгоценности. (Таинственно.) Вашество, а вы мне скажите, где они спрятаны. Я вам помогу их сторожить.

Буржуй. Ну нет. Этого я никому не скажу. Они у меня отлично спрятаны, и чтоб их не нашли, я часто их перекладываю на новое место, а в случае обыска я их в последний момент переложу на совсем новое место, о котором никому и в голову прийти не может.

Меркурий (про себя). Aгa! Готово! (Ему.) Да я что, я - ничего. Мне даже и не интересно знать. (Уходит, звонит за кулисами и снова выбегает.)

Меркурий. С обыском пришли!

        Буржуй кидается в оркестр или в ближайшую ложу, достает оттуда пакет драгоценностей, высыпает их в горшок и садится на него. Меркурий, следивший за Буржуем, выбегает вместе со Штифелем; они опрокидывают Буржуя и уносят горшок с драгоценностями. За сценой выстрелы и шум. Выходят милиционеры и ведут всю шайку громил со связанными назад руками.

1-й милиционер. Вы Эраст Излишин?

Буржуй. Я.

1-й милиционер. У вас вынесли обстановку?

Буржуй. У меня.

1-й милиционер. Вот эти люди?

Буржуй. Эти самые. Поймали? Значит, все мне будет возвращено?

1-й милиционер. Ну нет. Вы - саботажник и держали драгоценности в незаконном количестве и в потайном месте...

Буржуй. Неужели же правосудие не восторжествует!?

1-й милиционер. Все они будут преданы суду ревтрибунала. А пока все, и провинившиеся, и потерпевший - марш! На общественные работы! Становись!

        Все становятся в шеренгу. Буржуя также заставляют стать в строй.

1-й милиционер. На месте! Шагом, марш!

        Все маршируют. Буржуй не знает, что ему делать. На крики "Левой, левой!" он поднимает одну только левую ногу. Наконец, ему удается попасть в ногу. Это ему доставляет удовольствие, и в дальнейшем он марширует старательно и с охотой.

1-й милиционер. Гражданин Излишин, запевайте!

        На мотив "Соловья" 3 исполнители поют куплеты. В случае неимения лучших, можно петь нижеследующие.

Буржуй.

Я квартиру сторожил,

Очень беспокойно жил,

Но теперь, попавший в строй,

Я шагаю как герой!

Все

Соловей (мой, соловей,

Голосистый соловей!)

Меркурий

Вся исчезла обстановка,

Так я все сделал ловко,

Но попался и, ей-ей,

Сядет в клетку соловей!

Все

Соловей и т. д.

Ревунов

Вот дадут работу франту,

Так и надо спекулянту!

Штифель

Не горланьте, пьяный бас,

Я ничем не хуже вас.

Все

Соловей и т. д.

Сивачев

Славно мы отлили пулю,

Проглотил буржуй пилюлю,

Но все дело сорвалось,

И украсть не удалось!

Все Соловей и т. д.

Кирочный

Проживал буржуй роскошно,

Жить буржую стало тошно.

Об Антанте брось мечты,

Потрудись, буржуй, и ты!

Все

Соловей и т. д.

--------------------------------------------------------------------------------


1 В режиссерских заметках С. Э. Радлова - другой "топографический", петербургский вариант: "на углу Невского и Большого проспекта" (Большой - ныне Суворовский проспект).

2 Первым посеян был век золотой, не знавший возмездья, Сам соблюдавший всегда, без законов, и правду и верность. (Овидий. Метаморфозы. I. 90-91. Пер. С. Шервинского)

3 Романс А. А. Алябьева (1827) на текст стихотворения А. А. Дельвига "Соловей" ("Соловей, мой соловей...", 1825).