Биография и семья Николая Григорьевича Тройницкого




Биография и семья Николая Григорьевича Тройницкого



Юта Арбатская



       Мой прямой предок Николай Григорьевич Тройницкий (1811-1892) - очень интересный человек с богатой биографией и любопытной судьбой. Материал удалось собрать с помощью мужа, Вихляева Константина. Конечно, это далеко не всё, что хотелось бы узнать. К сожалению, Николая Григорьевича затмил его старший брат, Александр - знаменитый русский статистик, общественный и государственный деятель Российской империи. Интернет пестрит фактами из биографии Александра Григорьевича, а судьба Николая остается в тени. Мало того, все сыновья и даже внуки Александра также отметились в российской истории заметными успехами, а дети Николая снова остались безвестны.
       Источниками для статьи о службе и жизни Н.Г.Тройницкого послужили Малороссийский родословник В.Л.Модзалевского, Адреса-календари Одесского градоначальства второй половины XIX века, выпуски газеты «Одесский вестник», Государственный архив Одесской области, семейный фотоархив, а также исследования историков и литературоведов. Ниже представляем биографию Н.Г.Тройницкого, составленную на момент написания, то есть на 20 апреля 2019 года.

       Николай родился 9 мая 1811 года в Одессе. Отец, Григорий Устинович Тройницкий - дворянин, майор Ладожского пехотного полка, герой Отечественной войны 1812 года. Через год после рождения Николая отец скончался от ран, полученных при Салтановке под Могилевом, участвуя в бою корпуса Раевского из 2-й русской армии П. И. Багратиона с французами 11 (23 июля) 1812 года.

       Мать - Матрёна Фоминична, урождённая Волошина (1780-е - 1876, замужем с 28 января 1806 года), дочь капитана Елисаветградской инвалидной роты, прожила очень долгую жизнь, скончавшись в глубокой старости в имении Нагорное Кременчугского уезда Полтавской губернии. В семье родились сыновья Алексей (1806-?), Александр (1807-1871) и Николай (1811-1892).

       Мать Николая, оставшись с двумя сыновьями на руках (Алексея к 1813 году в живых не было), обратилась за помощью к начальству Ладожского пехотного полка. Командиром (с 4.05.1808 г.) и шефом (с 27.2.1811 г.) Ладожского пехотного полка был полковник Еремей Яковлевич Савоини. По всей видимости, дом Тройницких был на территории воинских казарм, и после гибели главы семьи встал вопрос о выселении вдовы с детьми. Факт проживания в военном городке подтверждают воспоминания старшего брата Александра: «К детским моим воспоминаниям относится, например, время, когда за теперешним Сабанеевым мостом были офицерские казармы. В одной из них, сохранившейся доныне, понятно, перестроенной позднее, я родился...» [Банкет в честь А.Г. Тройницкого // Одесский вестник. – 1868. – 17 августа].

       А вот копия документа, полученного матерью Николая от полковника Савоини:

       "По Указу Его Величества Государя Императора Александра Павловича Самодержца Всероссийского и прочия и прочия…
       Служившего во вверенном мне Ладожском пехотном полку и умершего от полученной противу французских войск в сражении раны Господина Майора Григория Тройницкого законной жене Матрене Фоминой дочери с детьми прижитыми с мужем ея покойным Господином Майором Тройницким малолетними Александром и Николаем; для свободного проживания во всех Российских городах и местом где пожелает…
       В том подписом и с приложением Герба моего Печати свидетельствую. Герцогство Вашавское близ крепости Модлина, местечко Закрочино. Июнь 14 дня 1813 года.
       Его Императорского Величества от Армии Генерал-майор Ладожского Пехотного полка Шеф Командующий Первым Отрядом, и кавалер Орденов Св. Великомученика и Победеносца Георгия 4-го класса, Св. Анны 2-го класса, Св. Равноапостольного Князя Владимира 4-й степени с бантом и имеющий Золотую Шпагу с надписью «За Храбрость» Савоини [ГАОО. Ф. 44, Оп. 1, Д. 2. Л. 75.].

0001_29.jpg



       В июле 1812 года был смертельно ранен отец, а в августе в Одессе появились первые признаки чумы. К 16 ноября болезнь унесла уже 1720 человек, но конца эпидемии не было видно. К 31 декабря 1812 года в городе заболело чумой 4038 человека, умерло 2632, то есть Одесса потеряла каждого 9-го своего жителя. Герцог де Ришелье, будучи Одесским градоначальником, решился на крайние меры - всеобщий карантин. По его приказу были сожжены все подозрительные и подвергшиеся болезни землянки, особенно наполнявшие Карантинную и Военную балки. Под сожжение попал и дом Тройницких. Выручил Матрену Фоминичну крестный отец старшего сына Александра, генерал-майор Фома Кобле, долгое время бывший шефом Ладожского полка, где служил Григорий Тройницкий (с 1811 года шефом полка стал полковник Е.Я.Савоини). На момент эпидемии В.А.Кобле был комендантом Одессы. Генерал не только помог вдове героя Отечественной войны с новым жильем, но и способствовал через герцога де Ришелье о выделении семье Тройницких ежегодной пенсии в сумме 434 рубля [Картелян О. Представники роду Тройницьких у науковому та суспільному житті Російської імперії другої половини XIX ст. / О. Картелян // Наукові праці : науково-методичний журнал / Чорноморський державний університет ім. Петра Могили. – Серія «Історичні науки». – Миколаїв, 2010. – Т. 108. – С. 90-94.]. Что касается нового места жительства семьи Тройницких после сожжения дома, то документы пока не обнаружены.

       В 1816 году мать отдала старшего сына, Александра, на обучение в Благородный воспитательный институт, преобразованный в 1817 году по указу императора Александра I в Ришельевский лицей. Туда же четыре года спустя поступил и Николай в октябре 1820 года. Николаю тогда было 9 лет, Александру - 13. Нет сомнения, что и в этом деле не обошлось без участия генерала. Любопытно, что сам Кобле рано остался без отца, поэтому трудности семьи Тройницких он принял близко к сердцу.

       Фома Александрович Кобле (Томас Кобли, англ. Cobley 1761-1833) - русский военный и государственный деятель, шотландец по происхождению. Рано осиротел, воспитывался у британского консула в Ливорно, родной брат жены графа Н. С. Мордвинова, принял русское подданство и поступил 25 июня 1788 г. на русскую службу из камергеров Польского двора капитаном. В том же году, 9 ноября, произведен в секунд-майоры в Приморский Николаевский гренадерский полк; в 1793 г. переведен премьер-майором в Смоленский драгунский полк, где 29 января 1794 г. произведён в подполковники; в начале следующего года перешел в Сумской легкоконный полк, а 8 апреля 1796 г. - в Таврический Конно-егерский.

       В царствование Екатерины II участвовал во Второй Турецкой войне, сначала на гребном флоте под Очаковым, под начальством адмирала Мордвинова, а затем, в составе Молдавской армии, при переправе чрез Днестр и Дунай. Был при взятии Бендер и Аккермана и на штурме Измаила, где (26 марта 1791 г.) был контужен в шею. Участвовал в знаменитой победе при Мачине на Дунае, где русские войска под командованием генерала Н.В.Репнина стремительным ударом нанесли поражение восьмидесятитысячной турецкой армии. Одним из корпусов русской армии командовал М.И.Кутузов.

       8 января 1799 г. Ф.А.Кобле произведен в генерал-майоры и 8 июня уволен в отставку. Принят вновь на службу 27 декабря 1801 г., назначен комендантом в Одессу и шефом Ладожского пехотного полка. С сентября 1814 по декабрь 1815 года Кобле был градоначальником Одессы, сменив на этом посту герцога де Ришелье.

       Учитывая его заслуги на войне, за усердную службу ему пожаловали 12 тысяч десятин земли на левом берегу Тилигульского лимана, расположенных недалеко от Черного моря. Когда в 1794 году началось строительство Одессы, Томасу Александровичу выделили несколько земельных участков для застройки собственных домов. А вскоре и на берегу Тилигульского лимана бурно начало развиваться имение генерала Кобле. Появились села Коблево и Малая Коблевка. Одновременно он начал строить собственные дома в Одессе.

       Улица Садовая в Одессе также обязана своим названием Томасу Кобле. В этом квартале генерал имел свой сад, который позже уничтожили, а освободившую земельную площадь заняли дома. Улица Торговая стала называться так потому, что здесь располагалась сеть магазинов, принадлежащих Кобле. Неслучайно появилось название улицы Дворянская. Фома Кобле был еще и предводителем одесского дворянства, а до этого – предводителем дворянства всей Херсонской губернии.

       В 1816 г. он получил особое Высочайшее благоволение за труды по прекращению в 1812 г. бывшей в Херсонской губернии «заразы» (чумы) и награжден орденом св. Анны 1-й степени. По болезни был 8 февраля 1819 года уволен от службы в чине генерал-лейтенанта, с мундиром и пенсией. В его честь названы село Коблево (ныне знаменитый курорт на Черном море) и улица в Одессе.

       О Фоме (Томасе) Кобле историк и преподаватель из Николаева Татьяна Чичкалюк написала книгу, где она отзывается об этом человеке, как о легендарной личности, жизнь и деятельность которой связаны с первыми мгновениями становления юга Украины. Презентация книги состоялась в Николаевской областной универсальной библиотеке 25 января 2019 года.

0002thomas_cobley_by_reihel_1819_odessa.jpg
Карл Христиан Филипп Рейхель. Портрет генерал-лейтенанта Фомы (Томаса)
Александровича Кобле, 1819. Одесский художественный музей.



       Таким образом, благодаря покровительству Томаса Кобле, детям Тройницких, оставшимся без отца, было уготовано прекрасное начало служебной карьеры. Оба брата, Александр и Николай Тройницкие стали воспитанниками Ришельевского лицея.

       Ришельевский лицей – закрытое среднее учебное заведение усовершенствованного типа для детей дворян. Ришельевский лицей стал вторым после Царскосельского в Российской империи и первым на территории юга России. Его открытие имело огромное значение не только для Одессы, но и для всей страны. Наиболее знатные семьи не только Малороссии, но и Москвы, Петербурга, Варшавы, придунайских княжеств, Малой Азии и даже Северной Африки отдавали в лицей на обучение и воспитание своих детей. Именно здесь учились сыновья князей Волконского и Четвертинского, графа Сен-При и других выдающихся лиц России. Здесь читал лекции Менделеев, бывали Пушкин и Мицкевич, учились Григорий Маразли и Михаил Толстой, Семен Воронцов и Василий Колчак.

       Идея открыть в Одессе элитное учебное заведение пришла в голову Ришелье еще в то время, когда он был одесским градоначальником. Он проявил инициативу и обратился с просьбой к императору Александру I. Однако спешить император не стал, и, как обычно, на раздумья и принятие решения ушло несколько лет. Уже когда Ришелье был премьер-министром Франции, а градоначальником Одессы стал граф Ланжерон, император вспомнил о предложении француза и подписал указ о создании лицея. В память о его «крестном отце» учебное заведение назвали Ришельевским.

       Первоначально Ришельевский лицей представлял собой среднее учебное заведение с подготовительным и четырьмя гимназическими (по два года в каждом) классами. Это знаменитое впоследствии училище было учреждено на основе Одесского благородного института и Одесской коммерческой гимназии, а его торжественное открытие состоялось 7 января 1818 года, когда было построено новое здание лицея.

0003_30.jpg



       В девять лет старший брат Николая, Александр поступил в Благородный воспитательный институт, вскоре преобразованный в Ришельевский лицей, и получил стипендию герцога Ришелье. Стипендиат проявил такие таланты и усердие, что ему благоволили учителя и наставники. Через четыре года, тоже в возрасте девяти лет, в лицей определили и Николая. Разумеется, Александр всегда был примером для младшего Николая. Успехи старшего брата не могли не отразиться на учебе Николая Григорьевича. Изучая аттестат об окончании Ришельевского лицея, выданный на имя Николая Тройницкого, мы обратили внимание на его оценки в первые годы учебы. Еще в 1822 году (первый экзаменационный год) при четырехбалльной системе он получил по греческой грамматике два балла, по латинской грамматике - два балла, по французской грамматике - вообще единицу. В следующем, 1823 году, оценки были чуть получше: греческая и латинская грамматика оценены тремя баллами, христианское учение - четырьмя, но за всеобщую географию он получил лишь «двойку». И только, начиная с 1824 года, учеба заметно пошла в гору, а в последующие годы почти все предметы были сданы с оценкой «превосходно», то есть на четверку. Вероятно, влияние Александра было настолько сильным, что Николаю было просто стыдно учиться плохо.

       На фоне первых далеко не блестящих успехов Николая, Александр раз за разом удивлял преподавателей. Известен, например, такой исторический факт. На вечере памяти герцога де Ришелье, скончавшегося в Париже 17 мая 1822 года, Александр выступил с речью на латинском языке. А ведь ему тогда было всего 15 лет!

       В 1824 году «первым учеником» Александр окончил лицей и поступил в училище правоведения и политической экономии. Училище правоведения Александр окончил также первым в списке. С 1827 по 1832 годы Тройницкий служил адъюнктом физико-математических наук в Ришельевском лицее. Благодарные ученики преподнесли ему кубок, хранящийся ныне в собрании Государственного Эрмитажа. В тот год ему не исполнилось еще двадцати пяти лет.

0004_27.jpg
Серебряный кубок Александра Тройницкого с двумя гравированными надписями:
«В знакъ признательности А.Г.Тройницкому отъ Восп<итанниковъ> Риш<ельевскаго> Лицея» и «27 Генв<аря> 1832 Года».


       Вернемся к Николаю. В 1824 году, в год выпуска из лицея Александра, Николаю исполнилось 13 лет. С этого момента начинается собственная история Николая Григорьевича Тройницкого, будущего общественного и государственного деятеля. У Николая обнаружились поэтические способности, проявилось горячее желание общественной деятельности. Последнее выразилось в основании и издании лицейского журнала «Ареопаг».

       Появление этого рукописного издания было связано с некоторой либерализацией системы образования в этом учреждении. В конце 20-х годов XIX в., благодаря деятельности нового директора И.С.Орлая, строгое разделение лицея на «внутреннее» и «внешнее» отошло в прошлое. Номера «Ареопага. Журнала литературы, критики, наук и художеств, издаваемого от пятого класса лицея» (1828-1830 гг.) дошли до нас в виде рукописи с шестью отдельно переплетеных тетрадями, куда включены на протяжении первых пяти лет по месяцам, а в 1830 г. по неделям, пять частей журнала и одна дополнительная часть. Материалы в рукописном журнале размещались лицеистами анонимно. Свои стихи подписывал только воспитанник лицея О.Магденко. На страницах «Ареопага» воспитанники делились впечатлениями о лицейской жизни, апробировали свои первые стихи и прозу, размещали произведения популярных на то время авторов. Огромное количество страниц посвящено творчеству А.С.Пушкина, чьи произведения были очень популярными среди лицеистов. В 1875 году Н.Г.Тройницкий в своих воспоминаниях упоминал: «…еще в отроческие годы наши имя Пушкина произносилось у нас, как имя прославленного поэта. Его читали, перечитывали, переписывали, заучивали напамять, некоторые из его ненапечатанных стихов ходили у нас по рукам в рукописях, как запрещенные. Что же в особенности так влекло нас в стихах Пушкина? Прежде всего язык - гармонический, простой и доступный, как звуки и образы в природе, и поэтический ясный, как античная статуя» [Н.Г.Тройницкий. По поводу статьи «Одесского вестника» 1837 года о смерти А.С.Пушкина // Отзывы о Пушкине с юга России / Собр. В.А.Яковлев. - Одесса, 1887 - С. 30-45.].

       Здесь можно было бы сравнить предметы, которые изучались в среднем учебном заведении в первой половине XIX века, и в современной общеобразовательной школе. Понятно, сравнение окажется не в пользу современности. Известно, что помимо собственно грамматики, риторики, физики и математики, лицеисты в старших классах изучали механику, логику, метафизику, фортификацию, а также в обязательном порядке посещали классы танцев, рисования и фехтования. В интернете мы обнаружили портрет первого директора Ришельевского лицея, французского педагога и аббата Шарля Николя, выполненный Николаем Тройницким в период между 1820 и 1830 годами. В Википедии указано, что портрет аббата Николя, размещенный в интернете, снят с единственного уцелевшего портрета, сделанного Н. Г. Тройницким. Таким образом, благодаря исключительно Николаю Григорьевичу одесситы сегодня могут представить, как выглядел первый директор Ришельевского лицея.

0005_charles_dominique_nicole.jpg
Портрет аббата Николя, снят с единственного уцелевшего портрета
Н. Г. Тройницким


       Трудно сегодня сказать, успел ли Николай Григорьевич застать первого директора в Одессе. В 1820 году Шарль Николь в числе других иезуитов был выслан из России по указу Александра I. В том же 1820 году Николай поступил в Ришельевский лицей. Думается, что рисунок сделан Николаем с некоего портрета, позднее утерянного.

       В ноябре 1831 года Николай окончил лицей. Ниже представлен аттестат Николая Тройницкого, обнаруженный в Государственном архиве Одесской области [ГАОО. Ф. 44, Оп. 1, Д. 9. Л. 29.]:

Аттестат

       По Указу Его Императорского Величества дан сей от Правления Одесского Ришельевского Лицея окончившему в оном курс наук Николаю Тройницкому, сыну умершего майора Тройницкого, имеющему от роду 19 лет, в том, что, поступив 1 октября 1820 года в число воспитанников Ришельевского лицея, он обучался в классах грамматики, словесности, риторики, философии и математики и оказал следующие успехи:
в христианском учении - превосходные,
во всеобщей географии и грамматике греческой и латинской - посредственные,
во французской грамматике - слабые,
в словесности российской и греческой, во французской литературе, всеобщей истории, логике и в нравственном любомудрии - превосходные,
в латинской словесности, в риторике российской, греческой и латинской, в итальянском языке, в математике и физике - хорошие,
в немецком языке и естественной истории - превосходные.
       По окончании курса наук во внутренних классах лицея и по выдержании окончательного испытания, сообразно изданным для того, на основании Высочайшего Указа 14 февраля 1818 года подробнейшим правилам, получил число баллов 12, которое по параграфу 23 тех же правил определяет ему чин 12 класса.
       Вследствие представления о том местного начальства, министром народного просвещения утвержден он, Николай Тройницкий, 17 мая 1830 года в праве на вышеозначенный чин двенадцатого класса.
       Во все время учения своего в лицее он вел себя примерно.
       На основании параграфов 102 и 106 Высочайше утвержденного во 2 день мая 1817 года Устава Ришельевского лицея, даруется ему право быть приняту в Армию Офицеров, прослужив наперед в нижних чинах три месяца, и пользоваться правом университетских студентов, не подвергаясь никакому испытанию для дальнейшего производства в чины по гражданской службе.

Одесса, 30 ноября 1831 года.

       Председатель правления И. Дубрович
       Члены правления: профессор Н.Курляндцев, профессор Г.Брун

0006_27.jpg

Копия аттестата Н.Г.Тройницкого об окончании лицея


       В 1831 году Александр Григорьевич назначен цензором и секретарем Одесского цензурного комитета. Именно в те годы появляются его первые статьи в «Одесском вестнике». Туда же, в цензурный комитет, Александр устроил и Николая на должность секретаря с 19 апреля 1832 года, где он прослужил по 7 декабря 1834 года.

       Что же такое цензурный комитет? Это учреждение в Одессе учреждено в июне 1831 года. По цензурному уставу 1828 года Главное управление цензуры, входившее в систему министерства народного просвещения, являлось центральным цензурным органом России. В университетских центрах страны были основаны подчиненнные ему цензурные комитеты. Первоначально действовали Петербургский, Московский, Виленский, Дерптский, Казанский и Харьковский цензурные комитеты. В ряде городов страны, в том числе и в Одессе, была введена должность отдельного цензора по внутренней и внешней цензуре. Им стал профессор Ришельевского лицея И.И.Дубрович. Цензор занимался цензурой поступавших из-за рубежа изданий и выходивших в Одессе книг. Полученную из таможни литературу отдельный цензор разбирал по каталогам, а издания, которые в них не значились, отправлял в Петербург в Комитет цензуры иностранной. И.И.Дубрович с трудом справлялся с огромным потоком литературы. В центральные цензурные органы посыпались жалобы на задержки в получении книг и периодики. В связи с этим Главное управление цензуры потребовало от директора одесских училищ, являвшегося высшим должностным лицом по министерству народного просвещения в крае, назначить нового цензора [Гребцова И. С. Главное управление цензуры и Одесский цензурный комитет в первой половине XIX в.(по материалам архивных фондов) // Записки історичного факультету Одеського державного університету ім. І.І. Мечникова. - Одеса, 1999. - Вип. 10. - С. 227-236.].

       Но директор Одесских училищ Н.Ф.Покровский глубже видел причины неудовлетворительной работы местного цензора. В донесении Главному управлению цензуры Н.Ф.Покровский отмечал: «В Одессу привозятся каждый год около 25 тыс. книг, хотя по большей части на французском языке, но частию на английском, немецком, итальянском, испанском, португальском, а также на греческом, латинском, еврейском и других восточных языках» [РГИА. Ф. 772. Оп. 1. Д. 120. Л. 2.]. С такой массой иноязычной литературы,как утверждал Н.Ф.Покровский, не в состоянии справиться один человек. В своем донесении он обосновывал настоятельную необходимость учреждения в портовом городе цензурного комитета.

       Так вскоре появился Одесский цензурный комитет. В его состав входили три цензора, получавшие за свой труд по 800 руб. в год и секретарь с жалованием 400 руб. в год. Помещение для комитета предоставил лицей. Одним из цензоров и был назначен Александр Григорьевич Тройницкий. Другими двумя стали И.И.Дубрович и В.Ф.Пахман. Обязанности между цензорами были распределены с учетом знания иностранных языков. Дубровичу поручались книги на латинском языке, Тройницкий и Пахман должны были заниматься чтением книг: первый преимущественно на французском, а последний на немецком языке. При цензировании книг на других языках предлагалось «поступать, смотря по удобству». Должность секретаря комитета занимал Николай Тройницкий.

       Первые годы цензоры совмещали службу в комитете с преподавательской деятельностью. Поэтому и у цензурного комитета работа продвигалась не намного быстрее, чем у отдельного цензора. Александр Тройницкий преподавал физику и математику в лицее, а Николай с 11 октября 1833 года, параллельно с работой в комитете, стал преподавать русскую грамматику и начальную географию в Одесском Институте благородных девиц. В 1834 году А.Г.Тройницкий вышел из состава цензурного комитета и по предложению генерал-губернатора Новороссии М.С.Воронцова возглавил редакцию газеты «Одесский вестник». Вслед за ним в декабре 1834 года из комитета ушел и Николай Тройницкий.

       Благодаря настойчивому труду нового редактора орган официальной прессы - «Одесский вестник» превратился в популярнейшее и влиятельное городское издание. Н.Г.Тройницкий оказывал большую помощь старшему брату в издательстве газеты. На страницах «Одесского вестника» он выступал, как поэт, публицист и автор многих фельетонов [Яковлев В.А. Николай Григорьевич Тройницкий. (Некролог) // Одесский вестник. - 1892. - 9 октября.]. Ему, в частности, принадлежит статья, посвященная пребыванию в Одессе и в Вознесенске в сентябре 1837 года выдающегося русского поэта В.А.Жуковского. В газете Николай Григорьевич заведовал литературным отделом [Отзывы Одесских газет 1837 г. о смерти А.С.Пушкина. // Русская старина. Апрель, 1887 г., т. 54. С. 155.]

       Братьями Тройницкими были написаны и опубликованы в «Jourlal d’Odessa» и «Одесском вестнике» от 12 и 13 февраля 1837 г. два некролога, посвященных А.С.Пушкину. Современная исследовательница А.Д.Картелян в многочисленных научных сообщениях убедительно доказывает, что французский текст некролога в газете «Одесский вестник» принадлежит Александру Тройницкому, а русский - Николаю Тройницкому. Причем, русскоязычная статья не была бледным повторением французской. Напротив, русский текст, напечатанный в «Одесском вестнике», намного оригинальней, эмоциональней и смелее французского по своему общественному значению. Несравненно масштабнее выступает тут и фигура А.С.Пушкина. Автор статьи называет его «владыкой русского слова», «бессмертным достоянием русской литературы», «вещим певцом нашего времени». Особенно подчеркнуты в некрологе «Одесского вестника» общественная значимость и актуальность пушкинской поэзии: «Своими чудными звуками, своими вдохновенными созданиями он выражал все поэтические стороны современной жизни».

       В сравнении с петербургскими некрологами, как указывает А.Д.Картелян, обе одесские статьи здесь целиком оригинальны: ни одна из столичных газет не ставила покойного поэта в один ряд с писателями Европы. Признание А.С.Пушкина как поэта народного, национального имеется только в одном из петербуржских некрологов, в знаменитой заметке В.Ф.Одоевского, напечатанной в «Литературных прибавлениях к «Русскому инвалиду».

       Спустя полвека Николай Григорьевич Тройницкий написал в «Одесском вестнике» об истории публикации некролога «По поводу статьи «Одесского вестника» 1837 года о смерти Пушкина», где он говорит о своем персональном авторстве.

       Летом 1836 года Н.Г.Тройницкий ездил на Кавказ и по результатам поездки собирался написать книгу о Кавказе [Дневник Григория Ивановича Соколова. - Записки Одесского Общества истории и древностей. т. 25 - Одесса, 1904. - С. 2.].

       Дальнейшая служба Николая Тройницкого в течение нескольких лет связана с преподаванием. С 1 сентября 1836 года он учитель истории и географии Одесского городского девичьего училища. За время, прошедшее с окончания лицея, Николай Тройницкий продвигался и в чинах: 14 июля 1832 года – коллежский секретарь, 19 апреля 1839 года - коллежский асессор, 25 января 1850 года - надворный советник, 20 февраля 1855 года - коллежский советник, 17 сентября 1857 года - статский советник, 26 декабря 1869 года - действительный статский советник.

       Как только в 1839 году Н.Г.Тройницкий удостаивается чина коллежского асессора, буквально через три дня он получает должность чиновника особых поручений при начальнике Одесского таможенного округа. В Одесской таможне Николай Григорьевич прослужил 20 лет, занимая разные должности, вплоть до управляющего Одесской портовой таможни. Уже в 1840 году он удостаивается чина титулярного советника.

       Одесский таможенный округ включал в те годы в себя Одесскую, Маякскую, Херсонскую и Николаевскую таможни. Начальником Одесского таможенного округа в 1839 году, то есть в год прихода Н.Г.Тройницкого, был статский советник А.П.Лачинов. До Тройницкого на должности чиновника по особым поручениям служил Ипполит Александрович Даспик-Дюкруаси, проработавший там всего год. В самой Одессе в то же самое время существовали портовая таможня (управляющий коллежский асессор Феофил Петрович Панкратьев) и сухопутная таможня (управляющий коллежский асессор Петр Иванович Гертопан).

       В 1842 году на службу в Одесскую портовую таможню с Кавказа прибыл родной брат Александра Пушкина, Лев Сергеевич. Он уволился с военной службы в чине майора, был кавалером орденов Святой Анны 3-й и 4-й степени, Святого Владимира 4-й степени и Станислава 4-й степени.

0007_pushkin_lev_sergeevich.jpg


       Николай Тройницкий и Лев Пушкин очень сдружились не только как сослуживцы таможни, но и на литературной почве. Николай Григорьевич по-прежнему помогал своему старшему брату в издании «Одесского вестника», ведя литературный отдел. К тому же, он и себя считал в некоторой степени литератором, публикуя в газете время от времени свои стихи и фельетоны. Тройницкому импонировала дружба с родным братом кумира его юности. Впоследствии Н.Г.Тройницкий оставил воспоминания о Л.С.Пушкине. Воспоминания эти, главным образом, записанные Л.С.Мацеевичем («Одесский Листок» 1909 г. No 159, 172, 181), поныне являются ценным материалом для истории пребывания Льва Сергеевича в Одессе и характеристики его в последний период его жизни.

       Н.Г.Тройницкий начинает свои воспоминания с описания наружности Льва Пушкина: «Он был рыжеватый с проседью, с баками, верхняя губа выдавалась вперед и обличала негритянское происхождение. Он был довольно плотный, росту ниже среднего; ходил переваливаясь и расставляя ноги, как и его великий брат, который был выше его ростом» («Одесский листок» 1909 г. No 159).

       Далее Н.Г.Тройницкий сообщает подробные сведения об образе жизни Льва Сергеевича, попутно останавливаясь и на его характеристике:

       «Мы с ним были большие приятели, но сходились большею частью в Пале-Рояле или у Отгона. Как соберемся, то несколько часов проведем - все в разговорах о литературе, то декламируем стихи. Память у него была феноменальная; он наизусть читал целые строфы из «Евгения Онегина». Вообще он был очень образованный человек, и русский язык знал и понимал до тонкости... Вся суть слова была открыта ему. В беседе был очень остроумен и колок»... При встречах мы «шутили», оба были весельчаки и говоруны. Сойдемся бывало в Пале-Рояле или у Оттона, ужинаем, балагурим и пьем до полуночи шампанское. Пушкин пил, но не до безобразия. В особенности любил он шампанское марки Шамбертэнь... В нашей компании часто бывал Н. П. Ильин, чиновник при Воронцове, ровня Пушкину в знании литературы, человек веселый, настоящий bon vivant. Оба они прекрасно читали стихи наизусть - и запрещенные, и еще нигде не печатанные. Мы все тогда много пили - и я, и Пушкин, и Ильин. Только проф. Мурзакевич, иногда бывавший в нашей кампании, не пил, а больше ел. Часто кутили мы у помещика Кологривова... Этот Кологривов был в каком-то родстве с домом Воронцова, вообще был из богатых бар. Отличался некоторыми чудачествами. У входа на его дачу - железная решетка, железные ворота и медведь живой на цепи. Задавал он обеды настоящие Лукулловские. Пушкин и Ильин у него часто бывали, я же иногда отказывался». [Е. Сказин. Л.С.Пушкин в Одессе. // Пушкин. Статьи и материалы. Одесский дом ученых. Пушкинская комиссия. Т.1. - Одесса, 1925. - С. 71-72.].

       Л.С.Пушкин прослужил в Одесской таможне целых 10 лет, вплоть до самой своей смерти. Погубили его вредные привычки, в том числе и обильное употребление алкоголя. Его друг Соболевский писал:

Наш приятель Пушкин Лёв
Не лишен рассудка,
Но с шампанским жирный плов
И с груздями утка
Нам докажут лучше слов,
Что он более здоров
Силою желудка.

       П.А.Вяземский писал: «Под конец одержим он был водяною болезнию, отправился в Париж для исцеления, возвратился в Одессу почти здоровым, но скоро принялся за прежний образ жизни, болезнь возвратилась, усилилась и он умер». Умер Лев Сергеевич в Одессе 31 июля 1852 года от болезни и водянки, похоронен на 1-м Христианском кладбище Одессы, могила не сохранилась.

       Благодаря службе в таможне Николай Григорьевич познакомился и с другим выдающимся русским писателем - Николаем Васильевичем Гоголем.

       Гоголь побывал в Одессе дважды. Первое посещение состоялось весной 1848 года. Утром 16 апреля прибывший из Константинополя фрегат «Херсонес» пришвартовался к одному из одесских причалов. На нем было тридцать семь пассажиров, среди которых и знаменитый русский писатель Николай Васильевич Гоголь в сопровождении своего нежинского друга К.М.Базили. Они возвращались из-за границы через Палестину и Грецию. В город попасть писателю удалось не сразу. Пришлось пройти двухнедельный карантин, который в ту пору не мог миновать ни один пассажир из-за границы. Во время карантина Гоголя навещали знакомые и друзья. Уже на второй день его посетил дальний родственник матери Андрей Андреевич Трощинский, а несколько позднее и младший брат А.С. Пушкина Лев Сергеевич, служивший в одесской портовой таможне. Вместе с ним приехал и Н.Г. Тройницкий, описавший впоследствии в своих воспоминаниях эту встречу (он пишет о себе в третьем лице):

       «Лев Сергеевич Пушкин и Н.Г. Тройницкий отправились в карантин, где на их звонок вышел из своего номера Гоголь. Физиономия Гоголя при первом взгляде на него поражала своим саркастическим выражением. Он рассеянно перебирал четками и приветствовал навестивших его знаком своей руки. Его отделяли от посетителей четвертные проволочные решетки на довольно значительное пространство, так что разговаривать оказывалось довольно неудобным. Явственно доносился только плеск береговой волны, а по ту сторону залива как бы трепетала в струях знойного миража прилегающая к морю степь»

       Гоголь покинул карантин и вышел в город только 30 апреля, и друзья устроили ему встречу у знаменитого Оттона. В Одессе Николай Васильевич пробыл всего семь дней.

        Известно, что Гоголь не очень склонен был к случайным знакомствам. Так же как и не любил он многолюдство, в котором обычно чувствовал себя не совсем свободно, и едва ли не упомянутую встречу у Отона имел в виду Тройницкий, говоря, что Николаю Васильевичу «было привольнее в дружеском кругу, чем в большом обществе». «Привольнее» чувствовал себя Гоголь, заходя попросту к тому же Тройницкому или к Льву Пушкину, - оба жили в одном доме Крамаревой на Дерибасовской. Темы разговоров с Тройницким или Львом Пушкиным бывали разные. «Гоголь вспоминал об Италии, о Пушкине, о по¬рядках в отечестве, о новейших явлениях в русской литературе и рассказал несколько анекдотов». Пушкинская тема, естественно, стимулировалась присутствием брата поэта; ее отзвук слышится и в стихотворении Тройницкого «Гоголю», написанном, как говорит автор, «в память знакомства» с писателем: мол, во время этих бесед говорилось и «про твои с поэтом [т. е. с Пушкиным] встречи».

       Похоже, что и Тройницкий (и, возможно, Лев Пушкин) за¬ходил к Гоголю; об этом свидетельствует сделанное мемуаристом подробное описание обстановки, которая окружала писателя: «Гоголь проживал у Сабанеева моста, во флигеле дома, ныне принадлежащего графине Толстой, в двух комнатах. В одной из них стоял только круглый ясеневый стол, на котором лежала одна книжечка - Новый Завет на греческом языке. В другой - кровать, два стула и у окна ясеневая конторка, на которой лежала толстая тетрадь в полулист. Гоголь уже находился тогда под разъедающим настроением того мистицизма, из которого, по-видимому, он и сам не усматривал выхода...» [П.Цаудер. Гоголь в Одессе. // Газета «Одесский листок», 2005.].

       Как видно, подмеченная в Гоголе перемена Тройницкому не понравилась.

       ...Прожив в Одессе три недели, включая пребывание в карантине, Гоголь 7 мая отправился в Васильевку, где его давно и с нетерпением ожидали.

       Ниже публикуем стихотворение, написанное Н.Г.Тройницким в память о пребывании Гоголя в Одессе:

Ты на пути в свой край родимый
На скифский берег наш ступил,
И мир иной, родной картиной,
Тебя отвсюду окружил.
Перебирая молча четки,
Ты нам привет послал рукой,
Сквозь карантинные решетки,
И здесь мы встретились с тобой:
Брат знаменитого поэта
Да я – ничем не знаменитый,
Да ты – зашелец знаменитый.
Горячим воздухом одета,
Виднелась цепь через залив;
Волны рокочущий отлив
До слуха чутко доносился,
Пока ты с нами не простился.
Был ясный день, и зной томил,
Когда ты кров мой посетил.
И незаметно время мчалось,
И многое припоминалось
Про зарубежный жизни строй,
И нам присущий быт родной
И про твои с поэтом встречи.
О нем – владыке русской речи,
Высоком, искреннем певце,
В терново-лавровом венце
Унесшем в глубь своей могилы
Такие творческие силы,
Нам грустно было вспоминать
И раны сердца растравлять.
Ни люстр, висящих с потолка,
Ни бронз, ни утвари красивой,
В укромной сени уголка,
Когда в Одессе суетливой
Ты проживал, я не видал.
О них ты мало помышлял.
Всего две горенки: в одной
Завет Спасителя, в другой -
Где воплощалась мысль твоя,
Лежала рукопись. В ея
Потом сожженные листы
Ты заносил свои мечты,
И думал ты, что труд упорный,
Многострадальный, плодотворный,
Свершен. Один удар резца
До вожделенного конца,
Тебе, казалось, оставался.
И ты простился и расстался.
Расстался с нами навсегда…

       Второе пребывание Гоголя в Одессе было гораздо длительней. Спасаясь от северных холодов, писатель приехал в Одессу 24 октября 1850 года, провел здесь зиму и только в марте уехал в Москву. На этот раз Гоголь обосновался в доме своего родственника – отставного генерал-майора А.А. Трощинского (ул. Казарменная, позднее – Надеждинская, 11), в находившемся во дворе отдельном флигеле. Занимал писатель две небольшие комнаты на втором этаже. На этот раз общение с одесситами было более частым и длительным. В круг знакомств писателя входили Л.С.Пушкин, Н.П.Ильин, князь Д.И.Гагарин, семейство Репниных, а также Н.Г.Тройницкий.

       В конце марта Гоголь прощался с Одессой. Прощальный обед проходил в ресторане Маттео, в числе присутствовавших был и Н.Г. Тройницкий.

0008_29.jpg
Мемориальная доска на доме, где жил Гоголь (ул Надеждинская, 11)


       Вообще-то Николай Григорьевич Тройницкий был знаком и дружен со многими известными людьми России. Среди них - один из богатейших людей Одессы, а с 1839 года киевский гражданский губернатор И.И.Фундуклей, академик Петербургской Академии наук П.И.Кеппен, поэт В.А.Жуковский. Тройницкому, в частности, принадлежит статья, посвященная пребыванию в Одессе и в Вознесенске в сентябре 1837 года выдающегося русского поэта В.А.Жуковского. Известна также переписка Тройницкого и Кеппена, опубликованная частично в сборнике Одесского Общества изучения истории и древностей.

       Что касается места жительства Н.Г.Тройницкого, то, как он сам писал, жил во времена приезда Гоголя в доме Крамаревой на Дерибасовской улице. В 1910 году в здании случился пожар, и верхняя башенка после восстановления исчезла. Сегодня это Пассаж - одно из красивейших зданий центра города. Оно находится на пересечении улиц Дерибасовская и Преображенская.

0009_27.jpg
Дом Крамаревой (ныне Пассаж) на Дерибасовской. Фото до пожара 1901 г.
Здесь жил Н.Г.Тройницкий


       А что же семья Николая Григорьевича? А вот семьи у него не было. К 1847 году старший брат Александр успел жениться дважды, имел двух сыновей от второго брака, а Николай никак не мог подобрать достойную партию. Наконец, 8 января 1847 года Николай Тройницкий женился на Марии Григорьевне Красиковой (1826-1867), дочери надворного советника Григория Степановича Красикова, управляющего Измаильской таможней [Новороссийский календарь на 1840 г.]. За 20 лет совместной жизни у них родилось 13 детей: Григорий (1847), Александр (1848), Николай (1849), Петр (1850), Ольга (1852), Сергей (1854), Мария (1856), София (1857), Анна (1859), Вера (1861), Евстафий (умер в младенчестве), Надежда (умерла в младенчестве), Любовь (1864).

       У старшего брата Александра было четверо детей. Занимаясь родословной обоих братьев Тройницких, создалось впечатление, что Николай и в этом вопросе хотел быть похожим на старшего брата. Если Александр назвал своих сыновей именами Николай (1842), Григорий (1844), Владимир (1847), то и Николай не хотел отставать. У него тоже сыновей звали Григорий, Николай, вот только Владимира не было. А что касается дочерей братьев, которые по счастливой случайности родились в обеих семьях в один год (1856), то обе дочки были названы одинаково - Мария!

       Обилие детей и частые роды подорвали здоровье жены; она скончалась в 1867 году в возрасте 41 года в Одессе. Николаю Григорьевичу пришлось самому поднимать такую ораву детей. Но он не только не растерял семью, но и смог еще обеспечить всем достойное образование. Например, все дочери Н.Г.Тройницкого (кроме Ольги) окончили в разное время Смольный институт в Петербурге. Сыновьям он также смог помочь начать служебную карьеру. Григорий окончил юридический факультет Петербургского университета, об остальных пока сведений нет.

       Не забыл Николай Григорьевич и о своей матери. Согласно обнаруженному в Российском Государственном Историческом архиве (РГИА) документу, в 1862 году он приобрел у братьев Гноевых в Кременчугском уезде Полтавской губернии землю деревень Нагорная и Жужмановка общей площадью 858 десятин за 12 тысяч 495 рублей. По всей вероятности, имение Нагорное, которое постоянно фигурирует в сведениях о Матрене Фоминичне Тройницкой (ур. Волошиной), матери Николая Григорьвеича, и есть деревня Нагорная Кременчугского уезда. Следовательно, сын побеспокоился о спокойной старости своей матери. Интересно, что Матрена Фоминична прожила до глубокой старости, пережив старшего сына, и умерла в 1876 году.

       Сегодня Жужмановка разделилась на Верхнюю и Нижнюю. Оба села относятся к Солоницкому сельскому совету Козельщинского района Полтавской области. Деревня Нагорная - современное село Нагорное Поточанского сельского совета Решетиловского района Полтавской области.

verh._zhuzhmanovka_1.jpg
Верхняя Жужмановка


verh._zhuzhmanovka_2.jpg
Верхняя Жужмановка


       Что касается служебной карьеры Н.Г.Тройницкого, то приведем факты из формулярного списка. Напомним, что с апреля 1839 года он начал службу в Одесском таможенном округе чиновником по особым поручениям. 21 ноября 1850 года Николая Григорьевича назначают на должность управляющего Одесской сухопутной таможней. 24 декабря 1854 года он - исправляющий должность управляющего Одесской портовой таможни; 27 авг. 1858 года - управляющий Одесской Сухопутной таможней; 4 мая 1859 года за упразднением Одесской сухопутной таможни Н.Г.Тройницкий уволен со службы.

       Таковы сухие цифры. Как жил Николай Григорьвевич, какие события происходили в семье, мы не знаем. А ведь именно в эти годы (1853-56) случилась Крымская война, а боестолкновения не обошли и Одессу. В эти годы (1857) старший брат Александр оставил газету «Одесский вестник» и переехал с семьей в Петербург, где он был назначен заведующим статистической частью в статистическом комитете и членом главного управления цензуры при министерстве народного просвещения. В 1858 году Александр Тройницкий был назначен членом совета министра внутренних дел; с 1861 года - товарищем министра; в этом звании он оставался до 1867 года, когда был назначен членом Государственного совета. С 1862 года - сенатор.

       Во второй половине XIX века все кредитные учреждения государства были закрыты, вместо них была создана главная кредитное учреждение империи - Государственный банк. Его устав был утвержден 31 мая 1860 года. На протяжении 20 лет банк был единственным государственным кредитным учреждением, на который было возложено исполнение разнообразных операций, и который постепенно отошел от чисто коммерческих операций и начал играть роль контролирующего органа денежного оборота. Почти сразу после создания Государственного банка Н.Г.Тройницкий принял активное участие в организации работы его отделения в Одессе. Одесская контора была образована на базе Коммерческого банка и стала одной из девяти контор Государственного банка, что действовали в государстве. С 25 января 1862 года Н.Г.Тройницкий занимал должность одного из двух директоров, а через два года (17 сентября 1864 г.) стал управляющим Одесской конторой Государственного банка.

       Во второй половине XIX века в Одессе, быстро растущем портовом городе, наблюдалось стремительное развитие торговли и промышленности, что вызвало появление достаточно расширенной системы частных кредитных учреждений. Одновременно реформы 60-х годов XIX столетия изменили отношение населения к кредитованию. Товарищество взаимного кредита (ОТВК) возникло в Одессе 21 января 1868 года. Цель учреждения состояла в том, чтобы «с помощью учета срочных обязательств, что предоставляются лицам всех сословий, которые занимаются торговлей и другими промыслами, необходимые им капиталы в размерах, которые отвечают степени благонадежности каждого из лиц» [7].

       В конце 1860-х гг. Н.Г.Тройницкий, возглавляя Одесскую контору Государственного банка, был параллельно членом правления ОТВК, а в 1872 году он получил должность головы правления товарищества. По социальному составу среди тех, кто пользовался услугами товарищества, были преимущественно домовладельцы, торговцы и предприниматели. ОТВК не отличалось значительными общими суммами предоставляемых кредитов, то есть имело относительно небольшой объем капитала. Однако товарищество содействовало решению проблемы нехватки денег во всех областях экономики юга Российской империи и привлекало к процессу кредитования все более широкие массы населения.

       Н.Г.Тройницкий завершил карьеру действительным статским советником. 13 февраля 1876 года Н.Г.Тройницкий был уволен со службы. К этому моменту уже пять лет, как не было в живых Александра Тройницкого - старшего брата. Старший сын, Григорий служил мировым судьей в Одессе. Дочь Ольга вышла замуж за М.И.Миклашевского, богатого потомка дворянского рода Миклашевских, будущего члена Государственного совета, гофмейстера Высочайшего двора.

       С момента выхода «на пенсию» Николай Григорьевич прожил еще 16 лет. Успел выдать замуж дочь Софью (муж - будущий директор Департамента полиции Российской империи С.Э.Зволянский), похоронить сына Николая в 1881 году.

       Как написала о Николае Григорьевиче историк А.Д.Картелян, «фигура поэта, публициста и общественного деятеля Н.Г.Тройницкого заметно выделяется среди широкой массы общественных деятелей Одессы второй половины XIX в. Он много сделал для развития кредитно-банковского дела юга Российской империи. В Н.Г.Тройницком успешно объединились поэтический талант и живой интерес в экономическом развитии родного города» [Картелян О. М.Г. Тройницький у суспільно-державному житті Одеси другої половини XIX ст. / О. Картелян // Гілея : науковий вісник. – К., 2010. – Вип. 35. – С. 63-67.].

       Дети Николая Григорьевича Тройницкого.


0009a_0.jpg
Сестры Тройницкие - Ольга, Софья, Анна, Вера (?) и брат Григорий.
Санкт-Петербург. 1870-е гг.


       1. Григорий Николаевич Тройницкий (18.10.1847 - 4.03.1896). Родился 18 октября 1847 г. в Одессе; 1 июня 1871 г. – кончил курс Санкт-Петербургского Университета по юридическому факультету. С 22 сентября 1871 г. – в службе в Департаменте Торговли и Мануфактур канцелярским чиновником; 6 марта 1872 г. – кандидат Университета. 29 мая 1872 г. – коллежский секретарь; 20 ноября 1872 г. – младший помощник делопроизводителя в Кораблестроительном отделении Морского Технического Комитета; 7 апреля 1875 г. – титулярный советник при отставке; с 20 марта 1875 г. – участковый мировой судья г. Одессы на 1-ое трехлетие; 11 августа 1875 г., 1 апреля 1881 г. – утвержден в этой должности; 2 марта 1878 г. – участковый судья г. Одессы на 2-ое трехлетие; 12 июня 1878 г. – утвержден; 5 февраля 1879 г. – попечитель Одесского кузнечного народного училища; 18 июля 1880 г. – директор Одесского Тюремного Комитета; 30 марта 1881 г. – участковый мировой судья г. Одессы на 3-е трехлетие; 20 июля 1881 г. – утвержден. Скончался 4 марта 1896 г.
       Жена (с 10 июля 1885 г.) - Екатерина Константиновна Бузни, дочь Константина Ивановича Бузни (род. 1809 г.). Бузни - известный дворянский род Бессарабии. У Екатерины был брат Александр (род. 1853 г.), гражданский инженер. Воспитывался в лицее в Петербурге, а затем (1871-76) в Строительном училище. Окончил курс с настоящим званием по первому разряду. Александр Бузни поступил вольноопределяющимся в действующую армию и участвовал в походе в Турцию. За отличие был награжден двумя георгиевскими крестами и произведен в офицеры. По окончании войны Александр Бузни вышел в отставку, поселился в своем имении близ Унгени и занимался сельским хозяйством [Барановский Г.В. Юбилейный сборник сведений о деятельности бывших воспитанников Строительного училища. 1842-1892].
       Сестра, Мария Константиновна Бузни - с 22 марта 1884 г. действительный член Православного Палестинского общества по Херсонской губ. (также член о-ва П.С. Ралли, Г.Г. Маразли и др.) [Отчет Православного Палестинского общества за 1887-1888 год. СПб., 1888. - С. 99].
       О Екатерине Константиновне есть упоминание в сборнике «Вся Одесса на 1914 год» - «Тройницкая Екатерина Константиновна, вдова статского советника, ул. Софиевская, 15» [с. 408].

      2. Александр Николаевич Тройницкий (20.09.1848 - ?)

      3. Николай Николаевич Тройницкий (24.09.1849 - 1.03.1881) Жена: Елизавета Михайловна Полянская (1855 ? - 7.09.1913), дочь поручика Ладожского пехотного полка. Дети от брака с Н.Н.Тройницким: 1) Елена Николаевна Малиевская (27.03.1879 - ?) вышла замуж за сына судебного пристава Аккерманского уезда и поселилась в Аккермане. Судебного пристава звали Малиевский Константин Николаевич, жена дворянина - Малиевская Екатерина Степановна. 2) Владимир Николаевич Тройницкий (25.06.1880 - 1910).
       Елизавета после смерти первого мужа, Николая Тройницкого, вышла замуж еще раз - за Иосифа Александровича Пузыревского, офицера-пограничника из Одессы. Его отец - Пузыревский Александр Казимирович, генерал-лейтенант, участник подавления Польского восстания 1863-1864 гг. и русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Военный историк и теоретик. Основные труды по истории военного искусства средних веков и русско-турецкой войны 1877-78. Его дед - Пузыревский Казимир Александрович, отставной полковник, владелец имения Бринзен Ясского уезда Бессарабской области. После его смерти жена Пузыревская Екатерина и дети в 1865 г. были внесены в Дворянскую книгу Бессарабской губернии, часть 2-я
       После отставки полковник Иосиф Пузыревский с семьей жил в Одессе, скончался в 1910 году, похоронен на воинском участке Нового одесского кладбища.
       Во втором браке у Елизаветы и Иосифа родились четверо сыновей - Михаил, Константин, Сергей и Андрей. После смерти мужа Елизавета переехала к дочери в Аккерман. Там же жили и сыновья. Скончалась Елизавета Михайловна Пузыревская 7 сентября 1913 года в Аккермане.

      4. Петр Николаевич Тройницкий (21.12.1850 - ?). Окончил в 1880 году Императорское Московское техническое училище. Ученый мастер [Список выпускников ИМТУ].

0011_troynickie_v_imenii_beliki_-_petr_sofya_olga.jpg
Тройницкие: Петр, Ольга, Софья. Имение Миклашевских в Беленьком. 1911 г.



      5. Ольга Николаевна Миклашевская (21.01.1852, Одесса - 30.04.1920, Одесса). Замужем за Михаилом Ильичем Миклашевским (18.11.1853 - 10.04.1916). Дети: Илья (15.12.1877 - 14.10.1961), Татьяна (Бодиско, Гагарина) (13.05.1879 - 11.11.1967), Константин (20.05.1885 - 16.12.1943), Вадим (4.06.1890 - 1.05.1954).

pic_44.jpg
Ольга Николаевна Миклашевская (ур. Тройницкая).


pic_46.jpg
Михаил Ильич Миклашевский


      6. Сергей Николаевич Тройницкий (12.07.1854 - ?)

      7. Мария Николаевна Тройницкая (7.07.1856 - 1910?). Окончила Смольный институт (1875 г.). Жила в Одессе.

mariya_nik._troynickaya.jpg
Мария Николаевна Тройницкая. Фото 1879-80 гг.


0013_mariya_nik._troynickaya.jpg
М.Г.Сухоровский. Портрет Марии Николаевны Тройницкой. 1897 г.



      8. Софья Николаевна Зволянская (12.11.1857, Одесса - 10.1936, Белград). Окончила Смольный институт (1875). Работала в Статистическом управлении в Одессе. Вышла замуж в 1881 г. Муж: Сергей Эрастович Зволянский (1854 - 2.03.1912). Дети - Нина (25.06.1882), Ольга (20.09.1883), Наталия (16.10.1889). С 1920 г. в эмиграции в Сербии.

0014_sofya_nik._troynickaya.jpg
Софья Николаевна Зволянская (ур. Тройницкая)


0015_sergey_erastovich_zvolyanskiy.jpg
Сергей Эрастович Зволянский



      9. Анна Николаевна Котляр (4.02.1859, Одесса - 1918, Сумы). Окончила Смольный институт в 1878 г. Муж: (с янв. 1893 г.) Леонид Иванович Котляр (? - ?), капитан.

0016_troynitskaya_anna_nikolaevna.jpg
Анна Николаевна Котляр (ур. Тройницкая)


img076.jpg
Анна Николаевна Котляр (ур. Тройницкая)



      10. Вера Николаевна Бернадская (25.02.1861 - ?). Замужем за Михаилом Алексеевичем Бернадским (15.06.1846 - ?). Дети: Николай (1882-1935) (жена Надежда Константиновна, год бракосочетания 1910, дети Вера, Татьяна, Ирина) и Всеволод (? - 1924) (жена Мария Ивановна Михельсон умерла 6.11.1969 в Москве, дочь Нина замужем за Александром Михайловичем Третьяченко). Внуки Веры Бернадской - Владимир и Михаил Третьяченко.

vera_bernadskaya.jpg
Вера Николаевна Бернадская (ур. Тройницкая)


m.a.bernadskiy.jpg
Михаил Александрович Бернадский



      11. Евстафий Николаевич Тройницкий (?-?). Умер в младенчестве.

      12. Надежда Николаевна Тройницкая (?-?). Умерла в младенчестве.

      13. Любовь Николаевна Дамрина (31.01.1864 - ?). Муж: Николай Михайлович Дамрин (? -?). Дочери: Ирина и Ольга (по мужу Овчинникова, дети Вадим и Светлана).